Орбит без сахара. Новеллизация.

- Костя… Пожалуйста… Я понимаю, что это всего лишь мой личный проект, мое личное творчество, но… Ты же сам - творческий человек, ты не можешь не понять меня!

... Боже, ну дай мне силы воли. Я должен быть тверд, как скала, пусть даже эта скала трясется, как желатиновый пудинг, и пусть даже она потрескалась от начала до основания и неуклонно рассыпается песочком…

- Еще пятнадцать минут, Елена Сергеевна. И ни минутой больше.

… Вот так вот, дорогая Елена Сергеевна. Еще пятнадцать минут, и я вырвусь из этого безумия в абсолютно нормальный и понятный мир. Пятнадцать минут-то я однозначно продержусь. Тем более, что я - скала. Рассыпающаяся в песок к ее ногам скала.

ЕС кивнула послушно, и дальше только жужжание объектива, шипение вспышки, щелкание сменяющих друг-друга кадров.

- Ну… Все, Костя, пятнадцать минут прошло. Надо как-то еще только грим с тебя снять, он - жирный душем плохо будет смываться…- смиренно опустила головку, и послушно складывает технику в чехол. Только посмотрите на нее!

- Прошло двадцать пять минут, Елена Сергеевна. Вы сжульничали.

- Я не заметила… - Независимо приподняла брови, но глаза в сторону, и слегка покраснела. Скале не хотелось себе в этом признаваться, но этот момент доставил ему немало удовольствия. Настолько немало, что с лихвой перекрыл все неприятные ощущения, связанные с опозданием на свидание. Да блин, не осталось никаких неприятных ощущений, ему весело, ему нравится эта игра. Вот глупости же, но почему так весело ее смущать, и никуда идти не хочется.

- Да все равно уже автобус ушел. Следующий только через 40 минут. Она столько ждать не будет.

- Прости…

- Да говорю: все равно уже. Давайте продолжим фотографировать на тех локациях, где Вы хотели. Скажу, что Вы виноваты.

… Боже, сколько мне сегодня от него придется проглотить плохо перевариваемого? Ненавижу, ей-богу. Ладно, Леля, щелкай кнопкой, делай свое дело…

- Хорошо. Как скажешь. Не против забраться вон туда?

- О. Наконец-то мои обещанные гнилые перекладины. А я уже боялся, что их не будет. Такие хорошенькие. Такие соблазнительные.

Огромный цех-галерея терял окончание в закатном оранжево-золотом мареве. Наверное, это было что-то вроде вокзала, цеха погрузки. По крайней мере, по всей длине его пола тянулись в три ряда рельсы. Кое-где очевидно иллюстрируя назначение помещения стояли вагонетки и даже старинный паровоз. Стены с обеих сторон из красного кирпича казались ажурными из-за пронизывающих стены на всем протяжении полукруглых арок. А ведь они были так широки, что забравшиеся на одну из таких стен Костя и Леля, могли спокойно ходить по ней, как по асфальтовой дорожке. Потолка не было. Вместо него стены соединяли огромные металлические дуги, как ребра гигантского кита. Ну или как те дуги, что бывают в теплицах, только в десятки раз больше, конечно. Очевидно, раньше здесь был стеклянный купол. Дух захватывало, стоило только представить это сооружение в его лучшие времена. Сейчас только кое-где остались потрескавшиеся, мутные, тускло, как слюда поблескивающие стекла. А сквозь кирпичную кладку росла трава, а кое-где и тоненькие деревца.

ЭПИЗОД 127

продолжение следует

предыдущий эпизод

начало новеллизации