Жизнь дворового кота

У меня теперь есть друг – бомж Бабуба. На самом деле его зовут Анатолий Иванович (но об этом позже), а Бабубой назвал его я. Просто, когда новый друг спит под алкогольными парами, ему снятся загадочные и тревожные сны, и он бормочет в забытьи: «Бабуба, бабуба, бабуба».

Бомж – это его профессия. По утрам Бабуба обходит все мусорные баки в нашем районе. Мы, собственно, так и познакомились: я тоже пришел на мусорку проверить, не выбросил ли кто шкурки от копченой скумбрии. Весна, знаете ли, авитаминоз, хочется чего-то вкусного. В этот день шкурок не было. Были хлеб изумрудного оттенка и трехлитровая банка с прокисшими солеными помидорами. Бомж достал из бака кусок экзотического хлеба, понюхал плесень на нем и скривился. Я никогда бы не подумал, что у бомжей настолько тонкая душевная организация! Потом он протянул краюху мне. Я оскорбленно отвернулся.

- Тоже не хочешь? – Пропитым голосом просипел новый товарищ. – От такого хлеба запросто можно отправиться в Страну Вечной Охоты!

Я про охоту не совсем понял, но переспрашивать не стал: подумает еще, что у меня узкий кругозор! Бомж бросил хлеб обратно в бак. А помидоры забрал прямо с банкой. Принесли мы добычу в подвал (я сопровождал нового знакомца, так как он меня сам пригласил). Потом Бабуба целую неделю этими помидорами закусывал свою водку. Думаю, банки хватило бы, чтобы устроить диверсию в какой-нибудь благополучной крошечной стране: одним помидором, судя по их запаху, можно отравить тысячу человек. Это точно. А Бабубе хоть бы хны!

У нового приятеля в пакете я видел апельсин. Точно украл на рынке - в супермаркеты его не пускает охрана. Меня тоже там не встречают приветствиями. Но я могу просочиться на входе. А дальше уже действую экспромтом. Бабуба так не умеет: габариты у него не те, да и амбре от него такое, что хоть противогаз надевай. Поэтому незаметным он быть не умеет. А про свои приключения в супермаркете я уже рассказывал: люблю там воровать плавленые сырки и сбивать лапой маленькие упаковки с соком (они стоят на нижней полке). Если повезёт, то можно толкнуть одну пачку, и тогда, по принципу домино, упадут все. Красиво. Потом, правда, начинается шум и гам, и приходится недостойно удирать. Что ж, за все удовольствия в этой жизни надо платить.

Вечерами Бабуба, сидя в теплом подвале, рассказывает мне о своей жизни (так я узнал его настоящее имя). Я вообще склонен к созерцательности. И, наблюдая эту жизнь, сделал важный вывод: все беды происходят от алкоголя и нехороших женщин. Вот такая попалась и Бабубе. Тогда он еще был Анатолием Ивановичем, работал сантехником и имел двухкомнатную квартиру. Не буду вдаваться в подробности, как Бабуба дошел до такой жизни – история не новая. Мне его жаль, хотя бы потому, что жильцы нашего дома не зовут Бабубу в гости. Наверно, из-за запаха. Особенно его невзлюбила противная Танька с первого этажа: она постоянно прогоняет Бабубу из подъезда и верещит всё про какие-то бациллы.

Но я за друга горой. И обстоятельства на моей стороне: у Таньки незастекленный балкон, и в холода она выносит туда продукты. А на первый этаж мне запрыгнуть – раз плюнуть. Так однажды я украл у Таньки с балкона кольцо краковской колбасы и принес Бабубе. Мужская дружба – превыше всего!