Несколько дней назад под одной из статей на этом канале появился очень длинный и развёрнутый комментарий об очень личном. С разрешения автора публикуем его здесь практически в первозданном виде, потому как исправлять что-то в подобного рода откровениях даже рука не поднимается.

Под статьёй о послеродовой депрессией задали вопрос:

Вообще не понимаю о чем речь. Как рождение ребенка может так отразиться на здоровой психике?

Именно на него и отвечает автор этой истории.

Если бы я только могла вам рассказать, как сильно хотела малыша, думала что буду перманентно сиять от счастья и любви... Ведь что может быть прекраснее ребёнка? И вот счастье свалилось неожиданно, а потом навалилось: задавила тяжёлая форма токсикоза до 20 недель. Я потеряла больше 10% веса. Ничего не могла есть или пить. Голос сел из-за сожжённой желчью глотки. Из-за этого же беременность была под угрозой. Худо-бедно мы пережили эту адскую карусель, но облегчение было недолгим, на смену пришёл третий триместр.

Отёки, многоводие, крупный плод. Сначала не знали как сохранить, потом как разродить. Печаль в том, что растянутая матка не может сокращаться. Поэтому друзья наши: амниотомия и окситоцин. А штука эта в злых руках страшная. Врач с характером офицера СС казённого лекарства не жалела, видимо хотела нас утопить в этом окситоциновом море, доза была такой, что в приличных местах всему отделению на день хватает. Таких как я обычно адекватные врачи в самостоятельные роды вообще не пускают.

Тринадцать часов ужасных схваток без интервала, первая такая же как последняя. Мне ставят наркотический сон. Препараты под которыми режут людей. Доза из расчёта на 2 часа. Но я не проваливаюсь в него до конца и прихожу в себя спустя 30 минут (чтобы вы понимали, что были за схватки). Меня не взял даже наркоз.

Обезвоживание. Пить нельзя да и нечего. У меня было пол-литра воды, это не спасало. Духота. За окном +35, сколько в глухом боксе, не знаю. К моему везению, обошлось без разрывов. Только потом влагалище выпало, но это ерунда. Главное же -- естественные роды.

Родился здоровый мальчик 3,970 кг и 55 см рост. Для меня это очень крупный малыш. Акушерка его увидев, спросила, как он там помещался вместе с той водой (её реально было много).

Это предыстория.

А дальше история.

Сын спал 2 часа в сутки урывками по 10-15 минут. Остальное время орал и пытался есть. Как вы думаете, я спала? Нет. Точнее я спала с открытыми глазами и стоя. После всего что со мной было в роддоме в глазах рябило полгода, а ещё из-за убитого стола потянула связки в потугах. Я с открытыми глазами видела сны. А ещё с трудом вспоминала свою дату рождения, вопрос об имени или фамилии ставил в тупик.

Очень скоро я начала падать в обмороки от изнеможения. Голодные в том числе. Я не помнила ела я или нет. Я с трудом могла сказать больно мне или нет. Ребёнок был здоров, по словам врачей, адаптация у него такая. В какой-то момент я поняла что у меня нет молока. Мы ввели смесь. После родов, я легко влезла в свою школьную форму 40 размера.

К 3 месяцам я с удивлением поняла что мы начинаем входить в режим и ребёнок стал лучше спать. К 6 месяцам я начала различать цвета и легко вспоминала свои ФИО и дату рождения, а вопрос, где болит, всё ещё накаутировал. Спать хотелось.

И тут восстанавливается цикл и приходят месячные. Из тощего скелета за пару месяцев меня стремительно раздувает до 50 размера. Резко словно спасжилет, у которого шнур выдернули. Если честно я вообще не могла понять что со мной, всё в тумане, хотелось рыдать и спать.

Ближе к году сына я поняла, что достигла предела. Я просто не хочу жить. Я хреновая мать. Я не справляюсь. Даже чтобы собраться на прогулку гуглю таблицы "как одеть по погоде". Я не могла самостоятельно решить, во что одеть ребёнка. Впадала в ступор. Я сама плохо ощущала внешний мир. Действовала по схемам и таблицам: съесть должен столько, спать столько...

Я просто не чувствовала себя живой, биоробот, модель "хреновая мать". К полутора годам, когда малыш вырос многому научился и стал спать всю ночь, я пришла в себя, отрыдала все зажатые чувства, прожила, всё что пропустила.

Честно сказать, мне капитально не хватало кого-то, кто смог бы оказать помощь. Купить таблетки. Но сегодня, нам 2,4 я восстановилась. И теперь да, я полностью осознаю как сильно люблю своего мальчика, чувствую что живу.

Материнство бывает очень разным, и переносится одна и та же нагрузка очень по разному. Нельзя судить по своему одному ребёнку, даже по двум. Моя мама сказала мне однажды, что если бы у неё была такая же история с первенцем, на второго она бы не решилась. А надо сказать, что она со мной помыкалась, спасибо отечественной медицине, начиная от реанимации в 6 месяцев, до 2,5 лет по больницам.

Написала для тех, кто не представляет как приходит беда в дом, в котором её совсем не ждали. Как долгожданное счастье оборачивается другой стороной медали. И о том что младенчик это не только пухлые щёчки в рюшечках, беззубая улыбка и умилительное гуление.

/ Анна Шевченко /

Отчего страдать здоровой психике после родов, или Из первых уст о перегрузках