Намедни в обсуждении одной статьи о материнском выгорании одна моя знакомая задала вопрос. Зачем женщины, которым сложно с одним ребёнком, рожают второго, а то и больше? Сама она оказалась в больнице с нервным срывом практически сразу после выписки из роддома и сделала вывод: больше никаких детей, потому что второй раз такое же не потянуть.

Отметём сразу репродуктивное насилие, которое не такая уж редкость, а ещё чаще случается именно тогда, когда женщина уже зависима и уязвима, то есть находится в отпуске по уходу за ребёнком, а потому не имеет прежних возможностей уйти от мужа, чем тот и пользуется.

Отметём сразу неосведомлённость в вопросах контрацепции. Да-да, даже от врачей в консультациях можно услышать о том, что лактационная аменорея защитит от повторной беременности. Отметём случаи, когда подводит контрацепция, которых немало. Не все способны сделать аборт. Отметём также истории, когда мать, настолько измучена материнством, что не только забывает принять таблетку и отслеживать цикл, а даже о беременности узнаёт далеко не сразу.

Исключив все эти истории, которых немало, рассмотрим наиболее частые варианты, когда женщине, действительно, тяжело уже с одним, но она добровольно и осознанно решается на второго. Я попробую описать свой опыт и картинки из жизни, которые доводилось наблюдать вблизи.

В семье должно быть больше одного ребёнка.

Для некоторых это утверждение — дикость, но есть немало женщин, уверенных, что детей должно быть больше одного. Почему? Вдруг, что-то случится с одним. Чтобы один не рос эгоистом. Потому что первый ребёнок со сложным диагнозом, а хочется иметь положительный опыт. Потому что сама росла одна и очень хотела брата или сестру. Все эти доводы имеют право на жизнь, как и любые другие.

Другие члены семьи считают, что должно быть больше одного ребёнка.

Фраза о том, что женщина рожает для себя, не соответствует действительности. Немало женщин не горят желанием обзаводиться детьми, но ребёнка очень хочет муж, родители грезят о внуке… Да, стоит думать сначала о себе, но иногда ты живёшь с мужчиной счастливо долгие десять лет и омрачает идиллию лишь то, что он детей хочет, а ты — не особо. Иногда женщина уже во втором браке, а новый супруг хочет общего ребёнка. Есть семьи, где против традиций не пойдёшь, ибо они вшиты уже на подкорку. Есть много ситуаций, когда репродуктивного насилия, вроде, и нет, но мужу нужен второй ребёнок. Часто с первым при этом он занимается больше, чем мать, а второго обещает полностью взять на себя.

Сложности забываются.

Да, с первенцем бывает очень сложно. Но стоит ему подрасти, как ты уже не помнишь ад первых лет, зато ностальгируешь о первой улыбке и милых розовых пяточках. Именно этим отчасти и объясняется непонимание друг друга, возникающее между поколениями, когда бабушки говорят, что они легко справлялись и не выгорали, но мы-то помним, как были детьми, страдавшими от задёрганных и измученных бытом мам. Бабушки не врут. Психика, она хитро устроена, она оберегает людей от негативных воспоминаний, приносящих боль. Зато приятные моменты сохраняются в памяти и греют душу годами.

Если я прошла через все сложности с одним, со вторым точно смогу. Я же уже опытная.

С первым ребёнком у женщины нет опыта, у неё больше страхов, её пугает неопределённость, она с трудом даёт отпор вредным советам и не всегда слышит интуицию. Выкарабкавшись, начинает думать, что уж теперь-то её, опытную мать, ничем не проймёшь. Но, во-первых, невозможно предсказать, каким будет материнство со вторым, а во-вторых, никто не знает свой предел. У меня, например, ни с одним из детей не повторялись пройденные ранее проблемы. Только новинки. Только хардкор.

Пределы предсказать невозможно.

Да, с первым бывает сложно. Но не настолько, чтобы невыносимо. С двумя бывает сложно, но не так, чтобы совсем. С тремя, с четырьмя… Дети — это не только сложности. Они дают заряд позитива. Это параллельные процессы. Бывает так, что тяжело, но позитив всё окупает. А в какой-то момент это перестаёт работать.

Невозможно предсказать обстоятельства.

Немногие женщины осознанно идут на рождение ещё одного ребёнка на пике сложностей и проблем. В кризис не до того. Если же всё хорошо, почему бы не родить? Дети же — счастье. Трудное, но счастье. Или соглашаются на уговоры мужа и родни. Или скорее забывают проблемы, которые были. А потом внезапное ухудшение здоровья, кризис в отношениях, проблемы с деньгами, проблемы на работе, бабушки, пышущие здоровьем и охотно помогающие с внуками, внезапно теряют бодрость, старший, с которым все проблемы, казалось, позади, входит в пубертат в крутом пике… Много что может измениться во внешних обстоятельствах, превратив «сложное, но выносимое и даже радующее», в «невыносимое».

Гормоны.

Не раз я наблюдала эту удивительную перемену в женщине, берущую на руки младенца. Вот она только что рыдала оттого, что вымотана в край этой жизнью, а вот у неё на руках малыш подруги, и она уже сюсюкает над ним и мечтает родить ещё пятерых. Да, это нелогично, да, надо думать головой. Но «рацио», оно не всегда поспевает за всем прочим.

Не замечала.

Иногда бывает как у героини статьи, под которой и появился вопрос. Она не чувствовала, что ей плохо. Женщина может не обращать внимания, быть привыкшей терпеть во имя семьи и роли хранительницы очага, быть воспитанной так, что на свои потребности внимание обращать стыдно и нельзя. А потом это внезапно перестаёт работать. Выдохлась. Включилась психосоматика. Нервный срыв. Болезнь. Вчера ещё ты была достаточно счастлива, а сегодня всё. Иногда усталость копится годами. Иногда при плавном подогреве не замечаешь, что уже возле точки кипения. Если постепенно повышать температуру на долю градуса, успеваешь адаптироваться. Некоторые так и угасают. А у некоторых тело или психика включает последний защитный механизм в виде того же срыва, депрессии, болезни.

Напоследок пара строчек автору вопроса.

У меня есть несколько знакомых, у которых было очень сложное детство. Примерно, как у тебя. Они уверены, что с таким анамнезом не помогут даже годы терапии, что риск внезапного срыва есть всегда. Они не заводят не только детей, а даже семьи. Потому что это риск. Им не понять тех, кто вырос в токсичной среде и стремится создать семью. Они убеждены, что ребёнок токсичной и опасной матери потенциально токсичен, даже если и находится в норме сейчас. Для них непонятно, как ты могла решиться не только на ребёнка, но и на брак. Заранее же известно должно быть, что этот риск есть. Вот оно и случилось. Примерно так и тебе непонятно, как рождаются вторые и последующие дети. Если просчитывать все риски, обзаводиться детьми не стоит. Рисков много. Вложений много. А растить и вкладывать — лет двадцать примерно. Можем ли мы предсказать свои силы и обстоятельства даже через десять лет?

Куда второго?

Следующее: Из коробки от диска сделал голограмму для ребёнка. Бабочки, как живые!
Предыдущее: Как живые! Из старой коробки от диска сделал ребенку голограмму

ПОДЕЛИСЬ!