Она пила, много. Сама не заметила, как пришел день, когда она не смогла утром подняться не выпив прямо из горлышка бутылки несколько глотков водки. Сначала пила виски, коньяк, потом перешла на водку. После того, как муж ушел от неё к молодой и здоровой женщине, которая уже готовилась стать матерью его ребенка, она выпивала только вечером, перед сном, чтобы быстрей и легче забыться и заснуть, потом, когда вдруг стали появляться недовольства у коллег от её работы из-за большого количества ошибок в бухгалтерских отчетах, она стала принимать и днем, и в обед.

Потом были опоздания, пропуски работы, а потом начальник, её бывший сокурсник, уволил её, заставив написать заявление по собственному желанию. Прежде он долго её пытал, все ли у нее в порядке, как дела дома, с мужем, хотел встретиться и поговорить с её мужем, они не были друзьями, но все же изредка встречались, ездили вместе на рыбалку, на прогулку в лес якобы за грибами. Она убедительно говорила, что у нее все в полном порядке, муж в длительной командировке, но звонит ей каждый вечер и у них все очень хорошо, отношения отличные , они по прежнему любят друг друга и как только он вернется из командировки , они опять соберутся вместе и он, начальник, убедится в этом.

Начальник всему этому с радостью поверил, очень уж не хотелось залезать в чужие проблемы. После увольнения, какой-то период, пока были деньги, она жила спокойно, даже совсем перестала покупать спиртное. Привела в порядок квартиру, купила кое-что из вещей, даже сходила один раз в театр. Настроение было еще слегка подавленным, но уже не таким отчаянно безысходным, каким оно было сразу после ухода мужа.

С мужем они прожили около двадцати лет, с третьего курса института. На третьем курсе она забеременела и он, если не заставил, то уговорил её избавиться от этой не вовремя наступившей " радости". Она сопротивлялась. Долго. Из всех своих сил доказывая, что они справятся, что она будет учиться , заниматься ребенком и их небольшим студенческим хозяйством. Он стоял на своем. Аборт и все! Как будто это был не его ребенок, а где-то с кем, то ею нагулянный. Она сделала аборт на самом последнем, возможном для этого сроке. Больше беременностей у нее не было.

И теперь, когда возраст приближался к сорока годам, муж страстно захотел детей, все время упрекал её за то, что она не может забеременеть, совсем забыв о том, что сам обрек её на это, такое невыносимое бесплодие. Она ходила по врачам, лечилась всеми возможными болезненными и неприятными средствами и процедурами, ходила в церковь, ездила к целительному источнику, который, якобы, всем дарит долгожданное потомство, но у нее ничего не получалось, беременности больше не было… И вот теперь ,полгода тому назад, после какого то торжества на работе, с которого муж не вернулся домой ночевать ,он, как ей показалось, пафосно объявил, что уходит от нее , у него есть женщина, которая подарит ему сына и не даст пропасть его роду…Забрал вещи и так просто, перечеркнув все, ушел, как будто не было этих двадцати лет, не было радостей и вместе пережитых в их жизни горестей, а она… она совсем не по-женски, запила горькую…

Последние несколько дней, около недели, ей казалось, что кризис миновал, что она начинает приходить в себя. Она стала пытаться найти работу, звонила давно забытым знакомым и подругам, но никто не мог ей помочь в этом, времена были такими, что работу потерять было легко, найти же новую трудно, почти невозможно. Однажды вечером пришел муж и сказал, что их квартиру нужно срочно разменять, у него будет ребенок, значит при обмене лучший вариант должен быть его, ей же может достаться и просто комната в коммуналке, она же одна.

Она не сопротивлялась, не спорила и не возражала, просто не было на это сил. Комната оказалась грязной, захламленной комнатушкой, в которой давно никто не жил. Было обидно, до слез, до крика, до боли. Опять хотелось купить водочный эликсир и обо всем забыть, хотя бы на короткое время. Но она решила, что сначала нужно привести в порядок жилье, сделать ремонт, на те небольшие деньги, которые у нее еще были, купить что-то из самого необходимого.

Загрузив себя тяжелым физическим трудом на большую часть суток по ремонту комнаты и поиску работы, она стала замечать, что боль уходит, воспоминания и обида притупляются и уже не мучат её ни по вечерам, ни по ночам.

Однажды ей все же очень повезло, её приняли бухгалтером в туристическую фирму, правда, только на время декрета основного работника. Она была счастлива. После таких мытарств, через которые она прошла в последние полгода, ей понравилось все, и начальник и сослуживцы и даже не испугал огромный объём работы.

По какому-то удивительному для всех работников турагентство стечению обстоятельств, после начала её работы, её прихода, дела фирмы стали резко поправляться, на туристическом рынке был подъем. Фирма богатела, процветала. Клиенты, воспользовавшись услугами фирмы, рекомендовали её своим знакомым, родственникам. Очень скоро она стала менеджером, потом одним из управляющих фирмой.

Выглядела очень интересной, сорокалетней, изысканно ухоженной дамой. На нее обращали внимание, но ей было все равно, видимо, травма, нанесенная мужем все же еще не зажила.

Она подумывала о небольшом кредите, не хватало небольшой суммы, для покупки квартиры, которая ей очень приглянулась.

Покупка квартиры была почти завершена, осталось подписать последние документы, когда появился муж с трехлетним ребенком на руках и сказал, что жена, продав квартиру и все из квартиры, уехала в неизвестном направлении с каким то мужчиной. И что ему теперь делать он не знает, куда идти и у кого, кроме неё, просить помощи тоже не знает...

Простить мужа было трудно, невозможно, принять чужого ребенка еще трудней, но не помочь, оставить их на улице без помощи она тоже не могла, не позволяли, ни совесть, ни сердце, ни душа…