Вечерний город очень отличался от дневного и ночного. Те же улицы, быстро мчащиеся машины, автобусы, трамваи, зеленые и красные огоньки такси. Народ спешил на отдых, домой или же в какое-либо увеселение, театры, казино, рестораны.В это время суток особенно много было работы, всем хотелось побыстрей прибыть к нужному месту. Он работал таксистом, а как с горькой иронией говорила мать извозчиком, уже не первый год.

С этой работой сначала просто смирился, жить то надо было на какие-то деньги, обеспечивать свое небольшое, но очень любимое им семейство, потом незаметно работа полюбилась. Он привык к своим ночным пассажирам, понимал их с полуслова или полу взгляда, знал кому какую нужно включить музыку, а с кем нужно просто ни о чём поговаривать.

Люди почему-то любят откровенничать и делиться своими самыми сокровенными тайнами с малознакомыми или совсем незнакомыми людьми, подсознательно думая, что все , что они скажут будет забыто, никому не передано , уйдет в небытиЁ, но все же будет кто то , кто их услышит, и если даже и промолчит , даже своим молчанием выскажет свое , так необходимое им сочувствие. За годы работы в такси он хорошо научился чувствовать людей, своих пассажиров, определять правду, доброту от надуманной собеседником или собеседницей фальши. На этой работе, в такси он оказался случайно.

После большого финансового кризиса, вдруг обрушившегося на экономику всей страны, когда многие предприниматели мелкого и среднего бизнеса, в числе которых был и он, оказались за » бортом » жизни и полностью разорены. Хорошо, что осталась квартира, она была материнской, и старенькая дедовская дачка в шесть соток. Так что, жить можно было, но выживать, зарабатывая на пропитание как то надо было и он пошел работать в такси.

Сначала » бомбил» один, потом организовалась небольшая компания из таких же бедолаг, как он, а потом получился чуть-ли ни небольшой таксопарк со своим гаражом, механиками и даже приличной, настоящей ямой для ремонта машин. Появились и заработки. Мать и подрастающая дочь были обеспечены им всем необходимым, во всяком случае, он так считал.

Жена, прожив с ним в полном безденежье несколько месяцев после обрушившегося кризиса в скандалах, недовольствах и ежедневных слезах, нашла работу в каком то варьете ,потом же пропала совсем из его, и их трехлетней дочери, жизни. Он очень переживал уход жены, искал, находил, просил объясниться, унизительно молил потерпеть…Теперь дочь подросла, училась в хорошей платной школе , мать занималась хозяйством.

Он видел , что мать стареет, что нужно ей бы и помощницу какую -нибудь по хозяйству, но пока особенно лишних денег на прислугу не было, все заработанное тратилось, на жизнь, на отдых, на все жизненные необходимости. Правда, за эти годы он сделал ремонт и в квартире, слегка утеплил и перестроил старенькую дачу, купил новую , удобную мебель.

Эта работа в таксопарке давала заработок, не богатство, но возможность вполне нормальной жизни. Женщин в его жизни не было, вернее были, несколько непонятных флиртов с сексуальным окончанием на праздничных корпоратива х в их теперь уже вполне законном таксомоторном сообществе, но они, эти флирты, прошли по жизни не очень то им и замеченными , не оставив никого следа ни в душе, ни на сердце.

Уход жены что-то спалил в его душе. Он не мог сказать, что очень уж сильно ее любил, да и любил ли…, а вот такой уход, такое предательство в такой острый, трудный момент жизни… что-то сломало, перегорело или совсем заморозилось в душе.

Правда, работал он много, чтобы сохранить достойный уровень жизни своим двум любимым женщинам, матери и дочке. За окном машины мелькали огоньки вечернего города, на душе было спокойно и пусто…

Возможно, где-то в темноте ночного города его ждала любовь, женщина, которая могла бы стать его любовью, женой и матерью его подраставшей дочери…Но ночь и город молчали, не выдавая своих тайн….