Ночной перрон был пуст. Он сидел на этом перроне маленькой узловой станции второй день. Несколько раз к нему подходили полицейские, спрашивали кто он, отчего здесь сидит, а он просто не знал ,куда ему ехать, кто его ждет в этом непонятном и таком, как оказалось, суровом, гражданском мире.

В армии все было просто и понятно, выполнять приказы командиров, отбой, подъем, обед, все по часам, все вовремя, все по режиму, заботиться практически не о чем. Здесь же все было по другому, нужно было думать о ночлеге, еде… деньги были, но они могли скоро кончиться.

Родительскую квартиру, после смерти родителей, забрал муж сестры, ушлый предприниматель, несколько раз её поменял и перепродал и теперь то и концов найти было невозможно. Девушка, с которой он встречался до призыва в армию и которая некоторое время ему писала письма, давно вышла замуж, больше у него никого не было, кроме тетки по отцовской линии в глухой , далекой деревушке. Вот, он и сидел, раздумывая, стоит ли ему туда ехать или же попытаться наладить жизнь и как то устроиться в родном городе. Раздумья были долгими , начались они еще до демобилизации, но решения он принять так никого и не смог…На третьи сутки такого его сидения, к нему подошла женщина из привокзального буфета и спросила,не хочет ли он немного подзаработать, ей нужен сильный помощник для разгрузки товаров. Он с радостью согласился….После напряженного, казалось, дня, но для него долгого сидения без дела, работа была в радость, все спорилось и быстро и легко получалось ,начальница буфета предложила ему еще одну должность, » по охранять» буфет в ночное время. Буфет и ночью работает, но хорошо будет, если останется и еще один человек на ночь, присматривать за происходящим. И опять, во второй раз, он с радостью согласился, хоть ночлег будет…
И этот грязный ночной буфет, и подсобка, и склад , все было в невозможной запущенности с присутствием всяческой живности в виде тараканов, мышей и крыс , но это все же было лучше, чем пятую ночь проводить под открытым, осенним, холодным небом.
В те минуты он и не предполагал как надолго он здесь осядет и как круто развернется его жизнь в таком неожиданном для него направлении. Через несколько месяцев волею судеб и резкими переменами в стране , он неожиданно для себя стал владельцем всего общественного питания не только этого станционного буфета , но и всего этого небольшого городка.
Нужно было делиться, нужно было дружить с нужными людьми, а не с теми , с кем хотелось и кто был ближе по духу.

Спустя еще какое-то время он женился …. Или его женили, он так это и не понял… Брак, по сути своей, был фиктивным и не оказался особенно душевным, но по разным причинам нужным обоим.
У нее были какие -то свои житейские травмы, в которые она не хотела его посвящать, и в таком, комфортном, и во всех отношениях удобном для нее браке, она находила временную передышку, укрытие от всех проблем , которых, видимо, у нее было немало.
Он втянулся в работу, из всех сил старался наладить жизнь в городке, благоустроить и снабжение, и питание и для обычного населения, и для больниц, школ, детских садов. И опять как то незаметно для самого себя он стал мэром этого небольшого городка, и опять с удовольствием , увлечением занимался теперь уже всеми городскими проблемами.

Все было, казалось , хорошо, но было изнуряющее чувство одиночества, по вечерам, по долгим бессонным ночам, когда он не мог уснуть от усталости, от того, что не было рядом человека, которому можно было довериться, облегчить, как говорят, душу.Свои мужские потребности он несколько раз решал со случайными дамами, которых встречал в ресторане, когда был в командировках.

Но такие мимолетные связи вызывали у него не чувство облегчение, а послевкусие брезгливости и только обостряли чувства своего полного жизненного одиночества….
Команда на работе у него подобралась дружная, опытная, все работали сплоченно, но они не могли заменить ему близких, родных людей, которых, как оказалось, в жизни у него больше не было.
Он и не знал сколько он зарабатывает,денег на жизнь хватало, да и житейскими необходимостями занималась его секретарша, лицо полностью доверенное.Она была бездетной вдовой предпенсионного возрастаю.
Он никогда и не интересовался сколько у него на счету денег. Налогами, выплатами и поступлениями занималась бухгалтер.
Появление мужа сестры , который » отстегнул» у него родительскую квартиру, оставив в прямом смысле на улице, оказалось для него большой неожиданностью. Муж сестры приехал жаловаться на здоровье, на недостаток денег на лечение, на трудности роста и обучения его племянников, короче, вначале просить, а потом требовать денег.

Денег мужу сестры он дал, много, и сказал больше у него не появляться, но через несколько месяцев муж сестры опять был у него и опять ему нужны были деньги, а еще лучше , если бы он взял их всех к себе или хотя бы устроил по соседству , в этом же городе. Он выгнал мужа сестры…
Через десять дней муж сестры появился снова, но уже с » тяжелой артиллерией» в виде сестры.Сестра кинулась ему на шею так, как будто никогда с ним не ссорилась , не делила родительскую квартиру, и предвосхищая его вопросы, на которые он был не способен,оправдывалась, что забрала вещи родителей исключительно в память о них и от любви к ним.

Но , переживая трудные времена, им с мужем, пришлось, чтобы выжить, все продать.Он должен её понять,простить и помочь ей теперь, когда он так плотно и крепко стоит на ногах, стал большим, всеми уважаемым, и по её понятиям, очень богатым человеком.
Денег он сестре дал. Правда, она все время говорила о каком то совместном проживании. Ластилась и хотела подружиться с его женой, приходила на работу, представлялась его сестрой и очень хотела быть знакомой со всеми его коллегами.

В какой-то момент ему это все очень надоело и он потребовал, чтобы эта парочка, сестра с мужем трогали домой, в свои семейные апартаменты.Злясь, ругаясь и проклиная его , сестра в новых нарядах, с приличной суммой денег наконец то выехала .
Жизнь потекла в прежнем режиме работы, отдыха, редких пересечениях на просторах огромного дома с женой.
Однажды поздно вечером он зашел на кухню. Жена в ночном халатике что-то на скорую руку готовила у плиты и такой она показалась ему желанной, такой восхитительной, такой необходимой здесь и сию минуту..
Что-то неожиданное, божественное сорвалось с небес, окутав их этим необыкновенным, мгновенным экстазом, вознёсся в вершины непомерного счастья и наслаждения.
Было так прекрасно, так невозможно чудесно, в этот миг было столько ласки и нежности, что потом они несколько дней обходили друг друга, стесняясь смотреть друг другу в глаза, говорить какие-то слова….
На третью ночь , пропадая от невозможного желания, он встал и пошел по коридору к её комнате, он только постоит у двери , послушает её дыхание… недоходя до её комнаты , он встретил её.. она шла к нему…
Через два месяца она сказала, что у них будет малыш, а возможно и двойня.

Он был рад , он был безмерно рад. Жизнь заиграла совсем другими смысловыми красками.
Его отшельничество, его одиночество закончилось, он становился главой большой семьи, пусть небольшого, но очень приятного и ухоженного города, он становился главой своей , собственными руками выстроенной, империи…

Город, в котором она жила, всегда был грязным, неухоженным, одним словом , заброшенным провинциальным городишкой с небольшой железнодорожной станцией и при ней всем известным злачным местом, буфетом. В буфете работала начальницей толстая тетка с громким голосом и не совсем женскими манерами. Город, говорят , не всегда был таким, в старые, так называемые » доперестроечные времена», он был приятным городком, куда летом съезжались желающие отдохнуть на чистых голубых озерах, покупаться, половить рыбу, благо, её было много. Еще не далеко от города был родник, который, как говорили, имел целебные свойства, излечивал от многих болезней, а купание, омывание в нем даже могло обернуться для кого то желанной и долгожданной беременностью.Теперь и озера и родник были в полной заброшенности и никому ненужности. Рыба по неизвестным причинам перестала в озерах водиться, озера из голубых превратились в зеленые, покрытые тиной и другими, всяческими водорослями.
Она любила свой город, это был её дом, здесь были могилы бабушек, деда, здесь жила больная и старенькая её мама, которая все время говорила, что ей нужно уезжать, искать своё счастье, родить ребеночка, стать полноценной женщиной. Ну и что , что без мужа, теперь уже не говорят » в подоле принесла», да хоть бы и в подоле, если тебе уже тридцать два года, а ты еще полная девственница с двумя школьными целомудриями поцелуями.Она работала медсестрой в фельдшерском пункте , помогала старичкам и старушкам, померить давление, поставить несложный укол.Они все были рады её помощи, любили её и она любила их.
Мама умерла … просто, заснула и не проснулась утром..
Похоронив маму на кладбище рядом со всей остальной родней, погоревав, она ,после сорокового дня со смерти матери , решила попытаться выполнить материны советы. Поставив дом на продажу, она двинула в Москву к дальней родственнице.Родственники должны помогать друг другу, так по-провинциальному рассуждала она. Родственница же очень удивилась её появлению, не могла, да и не пыталась, скрыть раздражение , недовольство , злость от приезда такой названой гостьи.
В Москве все сложилось очень непросто, сказочной любви не получилось и рыцари на белых конях по улицам не скакали в поисках её, единственной.
Каждый вечер у московской родственница собирались какие-то люди, пили, ели, играли в карты и занимались любовью в тех углах, которые на тот миг были свободны.
Она лежала в кухне на раскладушке и молилась матери, чтобы никто не пришел к ней, чтобы поскорей они разбрелись по домам, а родственница захрапела в своей спальне, тогда можно проветрить квартиру, вынести множество оставленного мусора и помыть полы.
Однажды днем, когда родственницы не было дома, пришел один из ночных гостей. Он, видимо, несколько суток не мог прийти в себя от передоза спиртного, стал просить опохмелиться, а потом у него вдруг проснулся жгучий мужской интерес к ней и как она не отбивалась, ему все же удалось овладеть ею, нанеся множество ушибов и даже чуть не сломав ей нос.
Родственница появилась сразу же после окончания баталий, ругалась, что разбили её любимую вазу с розочками, которая стоила немалых денег на Тишинском рынке, на увечья своей постоялицы сказала, что так тебе и надо, «неча перед чужим мужиком задом крутить» и » ехала бы ты домой».
Собрав свои вещички, утирая слезы, которые лились непрошено из глаз, она поехала домой, в свой город, переезд в столицу явно оказался неудачным.Хотелось домой, в свой домик, поближе к своей дедом поставленной русской печки, не хотелось никакой столичной, красивой жизни. Вернувшись в свой город, первым делом пошла снять дом с продажи, он больше не продаётся. Он нужен ей. Но дом был уже продан и даже деньги, аккуратно сложенные в красивый конверт, ждали её.Это был конец… что делать … как жить дальше…
Врач в фельдшерском пункте предложил пока пожить там, в сестринской комнате, а потом, как он сказал,» Бог даст, все образуется». Через несколько месяцев вдруг в городе все стало резко меняться.Это стал понимать и ощущать каждый житель их маленького городка.А еще через несколько месяцев волей судьбы она стала фиктивной женой нового мэра города, которого совсем не знала.Ей объяснили, что если она хочет, чтобы её город жил, процветал и существовал на карте Земли, ей нужно сделать такую малость поиграть в жену первого лица города.
Дом, в котором она теперь жила, был старой, заброшенной усадьбой. Его отреставрировали, модернизировали и сделали домом , выполняющим две функции, с одной стороны дома, это была мэрия, с другой были жилые помещения для семьи мэра.
Комнаты были еще пустыми, везде пахло краской . Она спала на втором этаже в хорошенькой комнатке, видимо, когда-то девичьей, на раскладушке.
Ей сказали, что мэру полагается домработница. Она решительно, и как то уже даже по-хозяйски, отказалась , сказав, что эти заботы берет на себя. Она собственноручно вымыла все комнаты от следов побелки, тщательно перемыла все окна и занялась их драпировкой.
Ей вспомнились все мыльные оперы , которые она смотрела с больной матерью по телевизору, она вспоминала убранства комнат, подбирала цвета штор, обивку мебели так, чтобы это гармонировало с обоями, размером и предназначением комнат. Потом взяла на себя смелость, вернула мастеров и велела убрать часть стены между гостиной комнатой и кухней, получилась красивая арка, поперек которой она поставила красивый инкрустированный низкий буфетик.
Дом принимал очень теплый, светлый и приятный облик. Она это чувствовала. С мужем встреч у нее не было, но однажды он зашел на жилую часть дома, ничего не сказал, но по его лицу, настроению, чему то совсем неуловимому, она поняла , что ему все очень понравилось. На втором этаже , в разных сторонах коридора, она сделала две спальни , для него и для себя.
Спаленки тоже получились очень уютными и удобными. Однажды к ней пришла бухгалтерша и сказала, что раз она взяла на себя обязанности домработницы, ей полагается зарплата. Деньги ей были очень нужны, их у нее просто совсем не было, но это же нелепость брать зарплату за работу по дому у собственного мужа, какое-то очень двусмысленное положение… от денег она отказалась.
К удивлению для себя, она стала замечать и запоминать всякие мелочи, которые касались её фиктивного мужа. Она знала , что у него очень по-мужски красивые и крепкие руки, что у левого локтя есть незаметный старый шрам, интересно откуда. …, что кофе и чай он не любит горячим, а суп или бульон будет есть только обжигающе горячим.
Их близость произошла совершенно неожиданно для нее, на кухне , по средине ночи. …на мгновение она чуть не забилась в панике, в памяти проскочили московские воспоминания её первого сексуального опыта, этот ужас, боль, слезы…, но это было только одно мгновение, один момент, который всколыхнулся и ушел из памяти далекое  прошлое…
А сейчас между ними на этой , ею устроенной, красивой кухне, произошло великое божественное слияние, торжество настоящей ,самим Богом благословенной, любви… Она стала настоящей его женой…