Старая дева. Сегодня ей исполняется тридцать пять лет. Лежа утром в постели и дожидаясь звонка будильника, она думала, что жизнь все же удалась, у нее прекрасная квартира в самом центре Москвы, хорошая, престижная работа, она молода, достаточна привлекательна и по меркам сегодняшней жизни вполне обеспечена. Ну и что , что одинока.

Раньше мама говорила, пора замуж, пыталась знакомить её с какими то сыновьями или племянниками подруг , а теперь говорит одно, что её нужен внук, роди хотя бы ребенка. Интересно от кого? В одиночку, как известно, это не делается, это понятно даже ей ни разу не имевшей никакого сексуального опыта, если не считать двух поцелуев в девятом классе. Полное отсутствие личной жизни, одиночество в выходные и по вечерам, её совсем не тяготило, у нее было любимое дело, да и интересов в жизни было великое множество. Не заводить же роман с сантехником или автослесарем, о чем ей с ними разговаривать, да и как эти романы то заводятся? Ближайший её друг, подруга и помощник в одном лице, визажист Гога, был человеком другой, скажем, ориентации.

В деле заведения детей, он был ей не помощник и не союзник, но верный её друг. Когда мать вдруг особенно сильно » наезжала», он её успокаивал и говорил одну и ту же фразу, что все что не делается, все к лучшему. Представить себе как можно изменить эту ситуацию, она никак не могла. Отдыхать она ездила в пятизвездочные отели, там все как то тоже до амуров не доходило. Она была известным и очень хорошим модельером, с ней, с её Домом моделей заключали контракты даже известные за рубежом фирмы. В дверь позвонили, на пороге стоял посыльный с огромным букетом цветов и большущим конвертом. Бросив все это на стол, даже не взглянув что в конверте , она пошла в душ. Сегодня можно было не торопиться, банкет вечером, на работу ехать не нужно.

Под струями шума воды , до нее долетали трели всех её телефонов, но выходить , суетиться так не хотелось, особенно сегодня . Закончив все свои туалетные дела, она включила автоответчик телефона, посыпались поздравления, пожелания, обещания обязательно быть вечером на банкете и вдруг … строгий голос матери. Необходимо срочно открыть конверт, взять билет и путевку, собрать необходимые вещи , вызвать такси и прибыть в аэропорт, вылет в Сочи через три часа. Через два часа мама будет ждать её у стойки регистрации пассажиров. Перезванивать матери ,отлынивать, объяснять невозможность всего этого, смысла нет, так как телефон будет отключен. Поторапливайся! Ругаясь, чертыхаясь, даже выскочила два вообще не употребляемых ею слова, она стала выполнять материнский указ, дожив до возраста тридцати пяти лет, она так и не научилась не слушать материнские приказы.

Попыталась позвонить, посоветоваться, пожаловаться Гоге, неслыханное дело!, Гога тоже не отвечал…Город Сочи, где она не была , даже не вспомнить сколько лет, встретил обновлённостью, красотой и привычным гостеприимством. Номер был не хуже тех, где она отдыхала обычно. Пляж, море , воздух все захватило сразу, не захотелось ни телефонных, ни скайповских разговоров и поздравлений. Отключив всю имеющуюся технику, она пошла гулять по городу, удивляясь ему, такому знакомому и такому совсем красивому, новому и чужому после прошедшей Олимпиады. Дни бежали один за другим в удовольствиях отдыха, загораниях, купаниях, поездок на экскурсии.

В последний день перед отъездом, поздним вечером, случилось неприятность. Кран с горячей водой не закрывался, из него хлестал кипяток. Разбуженная ею дежурная по этажу спросонья , потерпев неудачу с самостоятельным закрытием крана, металась в поисках сантехника. Они вдвоем убирали воду всеми имеющимися на этаже полотенцами. Около двух часов ночи появился сантехник, в дорогом прикиде, навеселе, праздновал день рождения друга в ресторане отеля. Быстро усмирив бьющий фонтан кипятка ,он развалился и захрапел в кресле её номера. Очнувшись утром от назойливого стука в дверь, сама же велела разбудить её пораньше, чтобы неторопливо собраться, попрощаться с морем и не опоздать на самолет, она обнаружила, что лежит на своей кровати абсолютно раздетая в обнимку с храпящим сантехником. Ужас. Конец света.

Страшная боль в спине и между ног. Кое-как встав, она побрела в душ, горячей воды не было, но нужно же как то привести себя в порядок, намылившись, она почувствовала на себе его такие знакомые с ночи руки. Нет, нет и нет. Ей нужно на самолет, ей нужно домой. Все. Скоро придет такси, а у нее еще не собраны вещи…Самолет прилетел в Москву строго по расписанию…Отпуск закончился, все осталось позади, все нужно забыть, это был просто не совсем удачный, но, нужно быть честной, очень приятный сон. При неожиданных воспоминаниях об этом » сне» на нее нападала необъяснимое томление и нега, так, что останавливалась даже её любимая работа.. Через два месяца она обнаружила, что беременна..
Девочка родилась здоровенькой, спокойной, и как казалось матери, до невозможности красивой.
Беременность протекала легко, естественно, каждое утро она ощущала огромное счастье от того, что носит этого ребенка, который придавал ей силы, уверенности в себя и красоты. Она была очень красива, спокойна и счастлива весь период беременности.Беременность удивительным образом преобразила и украсила её, она очень похорошела, стала более мягкой и женственной.
Отношения с матерью, будущей бабушкой её дочки, тоже наладились. Мать стала относиться к ней, как к равной, а не как к ущербной дочери, которая не смогла устроить свою личную жизнь, а умела в этой жизни заниматься только бизнесом, сугубо мужским, по её мнению, делом.
Мать во всем помогала ей и в период беременности, и потом после рождения внучки. Они очень сдружились за это время, она и не знала, что её мать может быть таким заботливым и сердечным человеком. Полностью исчез командный голос матери, от матери исходила только забота, помощь во всем, и доброта, качеств, которых она за своей матерью раньше не наблюдала.
Вторым незаменимым помощником, как и предполагалось, был Гога.
Гога взял на себя большую часть её обязанностей по рабочим делам, так что в её Доме моделей рабочий процесс не останавливался, более того, готовилась к выходу новая коллекция для молодых и не очень молодых, но впервые входящими в эту роль, мамочек.
Гога успевал все, и помочь с доставкой продуктов домой, и вдруг необходимыми малышке памперсами, молочными смесями или еще какими-то внезапными необходимостями.
Так что, благодаря матери и незаменимому другу Гоге, этот период особых трудностей для молодой матери был преодолен с легкостью, счастьем и радостью. Когда дочке было три месяца, она наняв няню, которая была под пристальным присмотром матери, стала понемногу, на несколько часов, выезжать на работу. Расставаться с дочкой не хотелось ни на минуту, ни на секунду, она дорожила каждым мгновение проведенным со своей великолепной, как казалось ей непохожей ни на одного ребенка на свете, девочкой.
Дочка была очень белокожей, белокурой с необыкновенной голубизны василькового цвета глазами.
Мать, так гармонично вошедшая в роль бабушки, все время задавалась вопросам, в кого же из родни пошла внучка, на кого она похожа и не могла найти ни одного ответа.
Когда дочки исполнилось полгода, она оформив себе командировку и сказав, что это вызвано особой производственной необходимостью, не сказав никому, даже Гоге, правды о причине своей поездке, полетела в Сочи, в ту самую гостиницу, где получила подарок, который потом оказался её несравненной дочуркой.
Ей очень хотелось посмотреть на того сантехника, с которым тогда как под каким-то наркозом, провела ночь. Она не помнила его лица, не помнила его рук, помнила только особенный запах его парфюма, правда, в магазине перенюхав все возможные мужские ароматы, не нашла ничего даже издалека напоминающее запах той, её единственной и такой, как оказалось, волшебной ночи.
Иногда он даже ей снился, но как -то неясно, она не видела его лица, фигуры, просто знала, что это именно он.
В гостинице её жестоко разочаровали убедительно сказав, что у них никогда не было никакого подобного сантехника, дамочка что-то путает, в ту ночь дежурил старичок дядя Вася, который уже на пенсии и уехал жить к сыну за множество километров от города.
Уговорив дать ей адрес дежурившей в ту ночь горничной, она поехала к ней домой. Горничная сразу вспомнила всю историю, которая приключилась около полутора лет назад, но сказать что это был за сантехник тоже не смогла, предположив, что помогал кто-то из постояльцев, гостей, проживающих в те дни в гостинице.
Не найдя своего такого счастливого и сладкого прошлого, она ни с чем улетела домой, решив забыть об этом инциденте навсегда, и никогда не вспоминать .
Это её дочка только её, и все равно на кого она похожа и в какую родню пошла.
День своего тридцати восьмилетия она решила отметить в Сочи , в узкой в компании своей семьи, дочки, мамы, Гоги и няни, которая тоже стала близким и нужным всем членам семьи человеком.
Сочи встретил чудесной погодой, хорошим настроением, теплым морем, отдыхом и всеми удовольствиями этого курорта.
Три недели отдыха сказались на всех членах семьи очень благотворно, все загоревшие, отдохнувшие, довольные и отдыхом, и Сочи, и друг другом, возвращались домой.
Она допивала свой кофе перед объявлением посадки в их самолет, мать , как всегда в таких случаях нервничала и торопила её, допивая последние глотки , она вдруг услышала очень знакомый голос, » мы с вами нигде не встречались?», посмотрев на говорящего, она увидела небесной голубизны глаза своей дочери… перед ней стоял Он., тот, кто подарил ей её дочь, тот единственный, кто сделал её настоящей женщиной, тот , благодаря которому она узнала тайну и счастье материнства.
Это был Он, сомнений не было никаких…
Познакомившись в аэропорту со всем семейством, включая и няню, и мать, и Гогу, он никаким образом не отреагировал на девочку.
Говорят, что люди сразу чувствуют своих кровных родственников. Он не почувствовал ничего. Его интересовала только она, что-то неосознанно приятное напомнившая ему.
Он не отходил от неё, и потом весь полет, а летели они вместе, в одном направлении, в один город, одним и тем же рейсом, разговаривали ни о чём и обо всём.
Он интересовался чем она занимается, как справляется со своей семьёй.
О себе же сказал, что он занимается тур бизнесом и иногда ему приходится самому выезжать к коллегам-партнёрам. Он привык к такому жизненному укладу и работу свою любит.
Приятно проведя время в течении всего перелёта, они договорились встречаться и в дальнейшем, продолжить знакомство, он обещал звонить, обещал пригласить на ужин в ресторан, которым якобы владел помимо туристического бизнеса, обещал и театр, и билеты на новую выставку изобразительного искусства.
Тепло расставшись с ним, она была спокойна и не имела никаких сомнений, что это знакомство будет иметь продолжение и, видимо, очень приятное.
Но дни и недели шли, а он не проявлялся, не звонил и совершенно исчез из поля её жизни, опять остался только в её воспоминаниях, но теперь уже во вполне осознанных, конкретных и очень приятных.
Она искренне сказала себе, что очень ждет его звонка, хочет новой встречи , что он действительно очень понравился ей и что он и их дочь, это самое приятное, ценное и главное, что есть и было в её жизни.
Дочь доставляла массу удовольствия.
Теперь, работая целый день, она ценила каждую минуту, каждый свободный день проведенный со соей дочкой.
Она полностью доверяла и матери, и няне, но все равно ничем не обоснованное волнение за дочь было у нее ежедневным и казалось уже привычным состоянием.
Когда прошло более двух месяцев, а от него не было никаких известий, у нее промелькнула мысль самой его побеспокоить, но она быстро её отбросила, не хватало еще ей навязываться этому совершенно незнакомому человеку, который по необъяснимой случайности был отцом её дочери.
Просыпаясь по неизвестной причине ночью, она вспоминала его, вспоминала, как он смотрел на нее в самолете, его руки, как эти руки с удивительно красивой формой пальцев, держал стаканчик с напитком, как смеялся, рассказывая какую-то историю. Было горько, обидно до слёз, что ж она такая никчёмная .. второй раз встретила мужчину и второй же раз его потеряла, между встречами, родив случайно от него дочь…
Теперь, став матерью и по-настоящему почувствовав себя женщиной, она пыталась заинтересоваться другими мужчинами, благо их крутилось в её бизнесе множество. Нет. Ни один из них не производил на неё никакого впечатления, она хотела только его , того единственного, с которым стала женщиной и который ей подарил , не зная сам этого, её удивительную, прекрасную , не похожую ни на одно создание в мире, дочь.
Прошел год. Он не позвонил, встречи не назначил, ни обещанного театра, ни ресторана, ни выставочного зала ничего подобного не случилось в течение всего года.
В канун своего дня рождения она решила опять повторить прошлогодний вояж и отправиться всей семьей на отдых, в ту же гостиницу, в Сочи. Но на этот раз она закажет путевки в том туристическом агентстве, о котором говорил он и которым якобы он владеет.
Все оказалось правдой, и он был владельцем этой турфирмы и еще нескольких подобных, все оказалось действительностью и то, что он обратил на нее внимание второй раз в жизни и тут же забыл об этом, это тоже было реальностью, горькой реальностью.
Туроператору она сказала, что у неё есть претензии по поводу прошлогоднего отдыха и она хотела бы попасть на прием к самому владельцу фирмы.
Оператор очень удивилась и сказала, что она в состоянии сама справиться с любой проблемой клиентов, для этого нет необходимости беспокоить большое начальство. В крайнем случае, есть еще директор фирмы, который тоже может решить любой вопрос. Нет, скандально настаивала она, она желает иметь дело только с самим главой фирмы. Озадаченная и, мягко говоря, расстроенная операторша стала звонить куда — то по телефону, что-то неясно бормотать в трубку.
В итоге ей очень вежливо предложили испить чашку ароматного кофе и подождать не более получаса, большое начальство скоро подъедет.
Когда вопрос со встречей с начальством был решен, она не на шутку разволновалась, вспотели даже ладони, она готова была ретироваться и поскорей отсюда сбежать. Стыд то какой… она тихонько взяла свою сумку и повешенный на спинку кресла легкий плащ и готова была сказать, что хочет подышать воздухом и подождет на улице… и бежать , юежать их этого офиса, от этох людей, ль этого стыда… что она ему скажет? на что будет жаловаться то?..Стыд! Стыд!
Дверь резко открылась… на пороге стоял он.., высокий, красивый, загорелый, еще приятней и родней , чем тот, который последнее время все время заходил в её сны и тихо на одном дыхании сказал, ну , наконец-то , я не знал , как тебя искать.. Из её глаз полились слёзы … то ли стыда, то ли радости, толи облегчения…
В его жизни было множество встреч, дам, к которым он относился, как к само собой разумеющейся части своей жизни, и за все его сорок лет не было ни одного , ни единственного влечения ,ни одних, настолько серьезных отношений, которые бы полностью увлекли и захватили все его существо, все его внимание. Это даже и легкомыслием или любвеобильностью то назвать нельзя, просто жизнь не дарила ему серьезных привязанностей. Он никогда не был женат, никогда не жил ни с одной дамой больше двух дней в одном из гостиничных номеров. В свой дом никогда не приглашал и не привозил женщин, с которыми имел отношения, предпочитая эти самые отношения иметь в гостиничных номерах, на нейтральной так сказать территории. Его мать все время ругала его, называя бобылём говоря , что у него портится характер от того, что он не женат. В сорок лет не женишься, значит будешь куковать до конца дней не женатым. «В сорок лет уже можно стать молодым дедом, а у тебя и детей то нет», — говорила в сердцах мать.
Ей очень хотелось иметь внуков, а её успешный, во всем удачливый, красавец и умница сын, не имел жены, не имел семьи, не имел детей, только какие-то мимолетные, быстро мелькающие и не оставляющие никого следа, совершенно незначительные связи.
Его ровесники женились, разводились, имели детей в нескольких браках, он же не имел ни детей, ни жён.
Мать страдала, переживала за сына, винила себя, что тогда , сразу после десятого класса воспротивилась , не разрешила ему жениться, завести серьезные отношения, которые были у него с его одноклассницей, всеми силами заставив его учиться, окончить институт, потом продолжить образование, потом наладить свой серьезный бизнес.
Не иметь в отношениях никаких обязательств стало для него делом привычным, он был очень аккуратен и ни одна из его дам не могла предъявить ему претензии в виде непрошенной беременности, это он знал наверняка.
Правда, был один случай, как — то в Сочи, но как такое могло случиться с ним, он даже себе объяснит не мог, к тому же та дама была уже в довольно зрелом возрасте и оказалась еще и девственницей, в наше то время… смешно. Но это было так.
Он совершенно не помнил её, не помнил её лица, фигуры, только помнил удивительную, какую-то необъяснимую притягательность и очарование.
Эта, прошлогодняя случайная встреча в аэропорту, напомнила ему о чём-то очень приятном, о каких-то былых отношениях, но как-то не совсем чётко, очень смутно. Было хорошо… очень.. Но ведь было давно и давно все кончилось и прошло, если даже и память ему не изменяет, если и было…
Такое отношение с женщинами было для него обычным, он никогда никого не искал, обычно это делали сами дамы. Но вот и эта из аэропорта, владелица большого семейства, с которым она его почему-то перезнакомила еще перед вылетом, проявилась в его офисе. Ничего удивительного, все как обычно..
И он на всякий случай, он сказал, что искал и ждал её…
Прошло около трех месяцев, они встречались довольно часто, ходили на всевозможные мероприятия, вечеринки общих и не общих знакомых, после каждой встречи на прощание по-братски, очень целомудренно целовались, прощались и это было и в их отношениях всё.
Им было очень хорошо вдвоём, даже он стал за собой замечать не бывалую раньше ни к кому привязанность.
Если по какой-то причине они не встречались более трёх дней, он начинал скучать по ней, звонить или же приезжать, как он говорил, не званным гостем.
В её семье все привыкли к нему, даже Гога и маленькая девочка больше не пугались и не смущались его.
Иногда он думал, почему же с ней, именно с ней, с которой он проводит так много времени, нет настоящей близости, а ведь иногда хотелось, чтобы эти отношения стали по — настоящему полноценными.Он чувствовал, ощущал всем своим организмом очень серьезный мужской интерес к ней.Но это желание, эту мысль он быстро отбрасывал, опасаясь, что полноценность этих отношений, если он будет торопить их развитие, может совсем перечеркнуть все то, что стало для него очень дорогим и ценным, её улыбка, встречи, разговоры с ней и даже общение с её маленькой дочкой.
Он стал бояться потерять её. Это было с ним впервые…
Однажды он зашёл за ней на её работу, в Дом моделей.
Он всегда считал, что это чисто женское царство и мужчин там не бывает, если и бывают, то это очень редкое исключение.
Каково же было его удивление, что у нее работает множество мужчин. Он точно не мог определить, чем именно они занимаются, но они, и их было так много , все, крутились около неё , разговаривали с ней, задавали ей какие-то вопросы, что-то обсуждали…От нахлынувших на него чувств он оторопел… такие чувства посетила его впервые за всю его такую большую и насыщенную мужскую жизнь… он ревновал! Страстно, жарко и очень болезненно.
Она же в рабочем костюме, без макияжа, с какими-то нелепыми очками на кончике носа все равно была для него самой красивой , желанной и очаровательной женщиной в мире. Но почему …. Почему рядом с ней мужчины? Что им делать рядом с ней в этом храме, где творится женская красота, создаются дамские наряды…
Он очень боялся сделать какую — нибудь неловкость, высказать своё недовольство и потерять её ,или поссориться с ней, тогда он будет лишен возможности, если не потерять её совсем , то потерять очередную встречу с ней, этого он допустить не мог, поэтому с трудом гася все свои такие острые чувства, он с широкой улыбкой и любезностью разговаривал с ней, показывая возможные маршруты для отдыха в ближайшие весенние выходные.
Она же быстро почувствовала , исходящую от него напряженность и как бы отвечая, не на заданный им вопрос, объяснила кто из мужчин каким делом занимается, кто кем работает и что без мужских рук, даже в таком сугубо дамском творчестве, не обойтись.
Его удивлению не было предела, как, каким образом она прочитала все его мысли и чувства? Как она поняла, какие страсти бушевали в его душе? Он точно знал, имея дело со множеством женщин, что прекрасно, просто искусно, умеет скрывать свои чувства. До сих пор ни одна женщина не могла вот таким образом, сразу, понять его, понять, что он думает и что он чувствует. Да кто она такая, чтобы знать его мысли?
На смену чувствам ревности пришло чувство негодования, раздражения и ярости.
Да пошла она…
И он уехал, не попрощавшись, не договорившись о новой встречи, сославшись на то, что очень торопиться.
Поездки в эти весенние выходные не состоялось, он позвонил и сказал, что загрипповал и остается дома. Он и правда остался дома. Лежал и мучился неведомой им доселе тоской.
Спиртное он не любил, не привык. В спортзал идти было лень, смотреть фильм неинтересно, всё, все сюжетные линии, в любом фильме были заведомо известны, отвечать на многочисленные телефонные звонки не хотелось совсем.
И он, как маленький, обиженный мальчик, поехал к маме.
Мама, накормив его своими пирогами, посмотрев на него, немедленно поставила диагноз-он влюбился.
Это вызвало такую бурную реакцию, наговорив маме резкостей и грубостей, чего не было множество лет со времен его подросткового периода, хлопнув дверью, обиженный на весь мир, он уехал к себе, зализывать раны в одиночестве.
Так прошло около недели, когда как-то вечером не раздался звонок у входной двери. Идти открывать, приминать незваных гостей, вести какие-то разговоры не хотелось совсем, да и кто там может быть… или мама, или кто-то еще, с кем совсем не хотелось общаться. Звонок был настойчив.
В шлепанцах, пижаме, халате, небритый несколько дней, неумытый и непричесанный, он нехотя пошёл открывать дверь, … на пороге стояла она…
Мир закружился, наполнился неведомыми звуками и красками.Жизнь заиграла радостью, счастьем и смыслом в одно мгновение.
Он, не думая ни о каких последствиях, схватил её в объятия…,
Очнулись они, оторвались друг от друга, только через сутки.., а еще через девять месяцев родился сын, мальчик, как две капли воды похожий на её почти четырёхлетнюю дочь.