Ей было восемьдесят два года. Жизнь подходила к концу, она это понимала, ухода не боялась, но не знала, как оправдаться за все то, что случилось в её жизни. Оправдаться. Хотя бы перед собой. В божье наказание, в бога, она никогда не верила, пустое все это. Но сейчас, на краю, зная, что уходить придётся скоро и, видимо, болезненно ,уже была не так уверена в том, что Бога , Судьбы, Провидения, назвать можно по-разному, нет.

Она знала, что многое в жизни напутала.

Мысли приходили постоянно, и днем, и ночью. Её мучили воспоминания из её же жизни, такие яркие, точные, как будто все это было не множество лет назад, а сейчас, вчера или позавчера.

Война унесла всю её большую семью, многочисленных братьев и сестер, строгого, но очень любящего и заботливого отца, хозяйственную, практичную маму. Совсем молоденькой, чудом оставшись в живых, она была одна. Пришлось пережить и холод, и голод, и бездомье , и людскую злость и людскую доброту.

После войны жизнь стала понемногу налаживаться, она окончила курсы счетоводов, потом бухгалтеров. Работала там, где была работа. Личная жизнь, как она не старалась, не складывалась, а быть не замужем в те годы считалось по меньшей мере неприличным.После войны вдов было много, а женихов на всех и не хватало. Но одной век куковать тоже было не хорошо, рожать без мужа , совсем невыносимый позор. Время было такое.

И вдруг , случайно, она познакомилась с человеком, который сразу предложил ей быть его супругой. Замужняя жизнь поначалу была удивительной, даже счастливой. Имея в детстве большую семью, войной оторванная от всего теплого и родного, что называется " семьей", родней, близкими родственниками, она опять обрела тепло домашнего очага. Это было удивительно и очень чудесно. Родился сын, став еще большим для нее удивлением, но и обузой. Сексуальные отношения у нее были давно, задолго до брака и она довольно быстро поняла, что её муж не тот человек, который будет радовать её в этом немаловажном для нее вопросе всю её оставшуюся жизнь.

О разрыве отношений с мужем, о разводе не могло быть и речи и она нашла решение, которое внешне устраивало всех. В отпуск она ездила одна, в санатории, в военные, по путевкам , которые давали мужу, как участнику войны. После каждой такой поездки через два месяца приходилось приводить себя в порядок и избавляться от ненужной беременности, в те годы это было нелегально, в антисанитарных условиях.Вспоминая об этом сейчас на девятом десятке лет, она удивлялась, как вообще осталась в живых… Так продолжалось многие годы. Сын рос без особого присмотра, плохо учась и задерживаясь на второй год чуть ли в каждом классе. Благо выручал спорт, мальчик был очень спортивным и ему предрекали большое спортивное будущее. Этот брак, счастливый или несчастный, длился двадцать семь лет. Муж заболел, это случилось ночью, ему стало очень плохо, нужен был врач. Врача она не вызвала, решила, что муж может подождать до утра. Утром карета скорой помощи увезла его в больницу, диагностировали инсульт, потом инфаркт, потом воспаление легких, потом тромб окончательно поставил точку и сделал её вдовой…

Похоронив мужа, она очень переживала, мучили муки совести, что она была ему плохой женой, что если бы вызвала врача раньше, он бы остался, возможно, жив, что плохо ухаживала и заботилась о нем…Решив, что пора взять себя в руки, сделанного не исправишь, вернуть ничего в этой жизни не возможно, она поехала" зализывать раны" в свою любимую Одессу.

Она очень любила этот город, до войны там прошла часть её детства в кругу огромной, бурлящей и очень любящей семьи. В первое же утро, выйдя на лиман, она увидела Его, мужчину своей мечты. Высокий, стройный, с копной черных, слегка тронутых сединой волос, с элегантной тросточкой после ранения, в её глазах он был подобием Бога.

Роман закрутился моментально, весь день они провели вместе, говорили , смеялись, каждое прикосновение друг к другу было удивительным, необыкновенным, незабываемым и как будто первым в этой её жизни. Первая же ночь прошла очень бурно для людей уже совсем немолодого возраста, они не могли "напиться", насытиться , насладиться друг другом.

Месяц солнца, моря, любви, такой любимой и родной Одессы проскочил в мгновение ока. В последнюю перед расставанием ночь выяснилось, что он женат, у него взрослая дочь и внуки, с женой он в процессе развода, т. к.хочет эмигрировать , жена же категорически отказывается, она не мыслит себе жизни без Москвы, без дочери и без внуков. Если они сейчас станут парой, сказал он, и она согласится быть с ним, то ей нужно принять его условия. Она была согласна на все! Хоть в эмиграцию, хоть в Сибирь, хоть на Калыму, только бы быть с ним. Спустя шесть месяцев, они выезжали из Союза. Он оставил жене огромную квартиру в Москве, небольшую дачку в Подмосковье, она же продала в Ленинграде все, что у нее было, своему сыну не оставив ничего, кроме, могилы отца.Один из американских штатов принял их не очень то гостеприимно, русских эмигрантов здесь не любили, но какие-то социальные деньги платили. Все деньги забирал муж. Довольно быстро она поняла , что особой любви у него и не было, нужна была дешевая русская женщина, которая бы во всех отношениях просто его обслуживала. Обращался он с ней очень плохо, денег не давал, следил за всем, как готовит, сколько съедает, не дай бог выбросить что-то из продуктов, оказавшееся несвежим, иногда и поколачивал, не сильно, чтобы не могла пожаловаться, но она и пожаловаться то не могла, языка не знала совсем.

Так продолжалось долгих и тяжелых девять лет. В день своего семидесятилетия он, выпив лишнего, сел на машину. Сообщение о его страшной гибели , она получила от пришедших к ней полицейских. Несмотря на такие отношения, которые сложились у них в последние годы, она его очень любила и её горю не было предела. Около полугода она не вставала с кровати, жить не хотелось, да и зачем… все потеряло смысл ..без него. Даже его отношение, по сути ,издевательства над ней, не казались теперь такими уж страшными и обидными. Потом ей предложили работать в одном хорошо обеспеченном доме русских эмигрантов, гладить белье. Работа была не из легких, но приносила ей довольно неплохие деньги, жить то ведь нужно было на что-то.. Сейчас, в свои восемьдесят два года, она часто думала, что эта такая острая, захватившая её полностью, такая поздняя любовь, лишившая её всего того, что может быть радостью в старости, общения с внуками, уже , видимо, есть и правнуки, то, что облагораживает и наполняет радостью последние годы человека смыслом жизни, что предначертано самой природой , быть бабушкой, прабабушкой,и то, чего совершенно не было в её теперешней жизни, есть наказание за все то , что она сделала неправильно, непорядочно , грешно и нелепо… непоправимо…Все эти годы, она не имела от сына никаких известий, не знала жив ли он, так же живет в Ленинграде, теперь этот город назывался Питером. в первые годы эмиграции, муж не разрешал даже думать о письмах или телефонных звонках на родину.После гибели мужа она и не знала , как и где искать своего единственного оставленного сына, так опрометчиво оставленного ею в обмен на такую позднюю и , как оказалось, совсем ненужную и несчастную любовь.Говорят, " ошибки молодости", а вот ведь и в старости можно попасть в такую " ошибку", которая уже не исправима...