Закрыть ☒

Камзол цветаевского Казановы

Ах, Казанова, шевалье де Сенгальт... Как ёмко называет его князь в цветаевском "Фениксе" – "Агасфер любви"!

Человек находчивый, наблюдательный, много путешествовавший, он встречался с самыми известными людьми своей эпохи, от монархов до поэтов. И, конечно, он не просто женский обольститель. Ведь Казанова успел побывать и дипломатом, и шпионом, и юристом, и военным, и врачом, и писателем... Однако в мировой культуре он, прежде всего, именно герой-любовник.



Камзол цветаевского Казановы

О нём писали романы, пьесы и эссе. А вот на страницы "большой" русской литературы он попал уже в XX веке – в дилогию Марины Цветаевой, "Приключение" и "Феникс".

В «Приключении» Казанова молод! Такой, как в IV томе своих мемуаров. Именно их Цветаева называет своим источником. Там описано и одно из любовных приключений, которое легло в основу пьесы: знакомство с таинственной Генриэттой и её исчезновение. А тринадцать лет спустя Казанова вспоминает их роман, наткнувшись на надпись, сделанную алмазным перстнем на оконном стекле.

Камзол цветаевского Казановы

И хотя в поэме ему всего двадцать три, Цветаева устами героини предсказывает ему печальное будущее одинокого старика:

Когда-нибудь, в старинных мемуарах, –

Ты будешь их писать совсем седой,

Смешной, забытый, в старомодном, странном



Сиреневом камзоле, где-нибудь

В Богом забытом замке – на чужбине –

Под вой волков – под гром ветров – при двух свечах...

Один – один – один, – со всей Любовью

Покончив, Казанова!..

Именно таким он и предстаёт перед читателем во второй пьесе, "Феникс". Он одет по моде времён своей юности и "Приключения". Действие происходит в замке Дукс в конце 1799 . Небольшая неточность, на самом деле Казанова скончался в июне 1798. Но так ли это важно! Мода изменилась, мир изменился... А он? Перед гостями предстаёт видение старика. "Видение в золотом камзоле, черном бархатном жилете, белых чулках и башмаках на красных каблуках Regence, со стразовыми пряжками".

Камзол цветаевского Казановы

И гости с беспечностью молодости смеются над ним. Ничего-ничего, придёт и ваш черёд. Внуки будут смеяться над вашими платьями с завышенной талией.

Первая принцесса



Не то фигляр, не то педант, Не то танцмейстер — в буфах, в буклях, — Как бабушкина кукла!

Воспитательница принцессАх, Скажите — что это за мода?

Видероль

Венецианский альманах Семьсот сорок седьмого года

Камзол цветаевского Казановы

Того сорок седьмого года, когда мужчины носили приталенные кафтаны, а под ними - камзолы (снова маленькая неточность - кафтан и камзол, а не камзол и жилет), любили бархат, шёлк, кружева, вышивку, носили туфли на высоких красных каблуках, напудренные парики, и не стеснялись румян и мушек. И всё это не мешало им быть мужчинами, уж поверьте.

Признаюсь, у меня есть своя версия конца Казановы. Хочется вперить, что в последнюю ночь к нему пришла самая прекрасная женщина, которую он встречал, ставшая (не спрашивайте!) вечно молодой. И подарила ему молодость на последний час. Чтобы можно было встать перед зеркалом в бархате и парче, полюбоваться собой, вспомнить всё и обнять её напоследок.

А правда, Цветаева права, и имя "Джакомо" - как чёрный бархат?..

P.S. Подписывайтесь на мой сайт по истории моды и костюма! И... чем больше лайков и перепостов, тем больше статей!