Lancôme: распускается прекрасная роза.

Год 1935... Франция теряла свое экономическое и культурное влияние за рубежом, Парижу грозила потеря короны международной столицы моды, а сами французы постепенно становились домоседами... и тут парижские власти находят решение - они распахивают двери Lido, Ritz и Maxim's для простых горожан, устраивают для них роскошные обеды по самым низким ценам, стараясь напомнить обо всех прелестях парижской ночной жизни. Требовалось одно - иметь подходящий вечерний туалет... Это была вполне продуманная мера, направленная на сохранение престижа Парижа как символа роскоши и красоты. Арман Петижан был одним из тех, кто именно так оценил ту ситуацию и в разгар кризиса 30-х годов задумал создать свою фирму. "Почему я именно тогда создал Lancôme? Да потому, что французы теряли свое лидерство на рынке, уступая его американцам, а мне этого очень не хотелось, и я подумал: а почему бы французским парфюмерам не вернуть себе право быть первыми?" - вспоминал он позже.

Арман Петижан (Фото - Журнал ART PRESTIGE, №1, 1997)

Арман Петижан родился в 1884 г. в маленьком провинциальном городке Франции. Его отец был виноделом, однако, не выдержав экономических бурь 19 века - разорился и семья осталась ни с чем. Арман, как только закончил учебу в Бельгии, вместе с двумя старшими братьями ринулся в Южную Америку на поиски счастья. Там братья основали собственную компанию C.M.A. Petitjean - таковы были их инициалы. Компания, находившаяся в Чили, процветала, импортируя и продавая широчайший ассортимент европейской продукции - от шампанского и тканей до локомотивов... В семейном поместье в Сантьяго трое братьев, их жены, две сестры, рой ребятишек и дюжина чилийских слуг вели очень размеренный, добропорядочный образ жизни. Все члены семьи переодевались к обеду - мужчины в смокингах и дамы в длинных вечерних платьях рассаживались по старшинству за большим обеденным столом... Неторопливая беседа велась на 3-х языках. То были прекрасные времена, и они остались в их памяти навсегда как самые трогательные воспоминания молодости...

Но в 1914 г. этой сказочной идиллии пришел конец - разразилась первая мировая война, и Арман, не раздумывая, сразу же отправился на фронт рядовым солдатом. Во время трагедии в Вердене лишь чудо спасло его от верной смерти... Тем временем слухи о его коммерческих успехах в Латинской Америки дошли до главы французской внешней политики Филиппа Бертло. Он позаботился о том, чтобы Арман был отозван с фронта, ввел его в круги политической и культурной элиты Парижа и назначил заведующим отделом пропаганды в странах Латинской Америки. За несколько месяцев вчера еще никому неизвестный А. Петижан добился того, что и Бразилия, и Аргентина согласились выступить на стороне союзников, и поговаривали даже о создании новой должности министра пропаганды специально для него. Именно тогда Арман обрел блестящий круг знакомых, среди которых сверкали имена многих знаменитостей - писателей, художников, ученых, политических деятелей. Некоторые из них, такие как Филипп Бертло - остались друзьями на всю жизнь...

И все же, несмотря на этот блеск, Петижан чувствовал неудовлетворенность... После долгих и мучительных раздумий он решил вернуться к братьям в Сантьяго. Но, к сожалению, по возращению он обнаружил, что и в его семье воцарилась "великая депрессия". Семейная атмосфера угнетала, все его блестящие успехи вызвали лишь скептическую усмешку... в 1925 г. произошел неизбежный разрыв. Арман объявил о своем решении уехать в Бразилию, чтобы спасти хотя бы то, что осталось от рухнувшей коммерческой империи C.M.A. Petitjean - агентство Коти в Рио, сказав на прощанье: "Если понадобится, буду жить на одной картошке!"

Франсуа Коти (Фото - Журнал ART PRESTIGE, №1, 1997)

Петижан все еще имел влиятельных друзей в Бразилии, оставшихся со времен его дипломатической деятельности в период войны, и за 2 года он преуспел настолько, что утроил обороты агентства. Франсуа Коти немедленно откликнулся на его успех - вызнал Армана во Францию и предложил ему стать главным управляющим компании.

Коти - его настоящее имя Спотурно - был совершенно исключительным человеком. Человеком, сделавшим себя сам в самом полном, традиционно американском смысле слова. Маленький корсиканец Коти - начинал с нуля и создал грандиозную империю самых роскошных, самых дорогих духов в мире!

Работая с Коти, Арман неожиданно для себя обнаружил, что он способен различать самые тонкие ароматы, что его нос - блестящий дегустатор запахов, и он научился искусству создавать духи. "Медовый месяц"между двумя великими людьми продлился несколько лет, и, тем не менее - "развод" был неизбежен... Ученик все больше затмевал своего учителя, чем явно вызывал его неудовольствие, стычки происходили все чаще. Смерть Франсуа Коти позволила ему уйти навсегда. В возрасте 50-ти лет, с целой командой единомышленников, покорив латиноамериканский рынок, оставив блестящий след во внешней политики Франции и проведя годы ученичества и сотрудничества у самого Коти - Арман Петижан в четвертый раз готов был начать все сначала. Весь 1934 г. и первые месяцы 1935 в семейном поместье Les Vallieres кипела работа - создавалась новая фирма. Организацию и обязанности секретаря взяла на себя Нелли Эверерт, жена Армана.

Обратите внимание: Аромат Climat от Lancome.

Нелли Эверерт, бельгийка по происхождению, вышла замуж за Армана, когда ему было всего 20 лет, и с тех пор и до самого последнего дня своей жизни была ему верным другом и советчиком, самоотверженно поддерживая его во всех начинаниях.

Нелли Петижан (Фото - Журнал ART PRESTIGE, №1, 1997)

Каждый вечер за семейным столом все разговоры возвращались к одному и тому же - как же назвать новое детище? Наконец, выбор пал на Lancosme, название старинного замка во Франции. Подходило все - оно было типично французским и в то же время легким в произношении, за исключением маленькой орфографической детали - глухую "s" единодушно признали лишней, и за счет нее слегка удлинилась в произношении предыдущая "о". Получилось новое слово, которое легко рифмовалось с Brantôme, Vendôme и другими популярными французскими названиями.

Lancôme - именно так 21 февраля 1935 г. Арман Петижан и группа его коммерческих партнеров впервые подписали деловые бумаги, и тем самым официально объявили о рождении новой компании.

Арман Петижан был невысокого роста с аккуратно подстриженными усами и острой бородкой. Одет он всегда безукоризненно - сорочки пастельных тонов с белыми воротничками и манжетами. Его орлиный профиль и скупая, но точная жестикуляция придавали всему его облику властность и величие. За его элегантностью и изысканностью манер - он всякий раз по-королевски снимал шляпу при встрече с дамой, даже если та была уборщицей - чувствовалась стальная воля и невероятное самообладание. Достаточно хоть раз почувствовать на себе пронизывающий взгляд его голубых глаз, порой чарующий, но всегда бдительный, как сразу становилось ясно - этот человек ни перед чем не остановится для достижения поставленной цели. Но в нем был не просто шарм, а какой-то особый магнетизм, заставляющий всех кто был рядом, работать на пределе своих возможностей. Ничто не могло ускользнуть от его бдительного ока. Он во всем, что касалось дел фирмы, был как рыба в воде - и в финансовых отчетах, и в беседах с парфюмерами, химиками или косметологами, и в разработках дизайна упаковки, и в общении с сотрудниками, не говоря уже о поставщиках и клиентах фирмы.
Он сам работал без устали, но и от других требовал полной отдачи. Он мог переписывать одно и то же письмо по 10 раз, а однажды отправил назад целую партию стекла только потому, что заметил какое-то пятнышко на флаконе для духов, увидеть которое мог только он. Его правилом было не признавать никаких правил, кроме тех, которые ввел он сам. И в то же время, он был человеком на редкость теплым и внимательным, особенно когда это касалось его сотрудников. К каждому в отдельности он проявлял удивительную чуткость, никогда не забывая о днях рождения и о специальных подарках от le Patron. При серьезной болезни сотрудников, было гарантировано лечение в лучшей клинике, и об этом тоже заботился le Patron.

При таком руководстве Lancôme уже в марте 1935 г. была готова выпустить 2 одеколона, блестящие губные помады, ароматные пудры и 5 новых духов: "Conquête", "Kypre", "Tendres Nuits", "Bocages" и, наконец "Tropiques". Самыми дорогими сердцу Армана были "Tropiques", вызывающими незабываемые воспоминания юности.

Поэт и бизнесмен, творец и организатор, он сам был источником вдохновения для создания новых духов, а они, в свою очередь, вдохновляли его на создание самой роскошной упаковки, самых изысканных флаконов, самых поэтических названий...

(Фото - Журнал ART PRESTIGE, №1, 1997)
"Вообразите молодого человека, прогуливающегося по пристани перед наступлением сумерек. Вдруг он оказывается в доке, где разгружают судно, - тут и бананы, и специи, и ценные породы древесины, и ром, и кожа. Жаркое солнце только усиливает все эти экзотические ароматы, смешанные с запахом моря, и морских канатов, черных от дегтя... Чуть позже он направляется в жилую часть портового города, напоенную благоуханием цветущих садов. После суеты доков он окунается в пьянящие ароматы диковинных цветов, прохладу деревьев и неповторимые ощущения свободы и праздности..."
Этот портрет "Tropiques", который и сегодня может служить образцом рекламного сценария, был написан самим Арманом.

И в "раскручивании" фирмы Арман Петижан повел себя как великий маэстро. Компании не было и месяца, когда Арман написал срочное письмо организаторам Всемирной ярмарки в Брюсселе с просьбой разрешить принять в ней участие. Организаторы не только согласились, но даже выделили им целых две витрины. Lancôme, о которой еще вчера никто не знал, оказалась в центре внимания, вызывая восхищение тысяч посетителей со всех концов света...

Фирма получила свой первый приз, а заодно и выход на международный рынок. С июня 1935 г. Петижан начинает рассылать своих представителей во все концы света - в Европу, Южную Америку, Северную Африку и Ближний Восток. Первые заказы пришли из Ханоя и Шанхая, а к концу 1935 г. фирма уже имела точный адрес в парижском поместье Courbevoie 60, avenue Marceau и в самом сердце французской столицы - 29, rue du Faubourg St Honore. А еще через 6 месяцев были открыты 30 рынков сбыта, и заказы по объему были чуть ли не равны объему всей внешней торговли Франции!

(Фото - Журнал ART PRESTIGE, №1, 1997)

Работая с Коти, Арман прекрасно усвоил его уроки. "Духи - это цветок в петлице, а вот косметика - хлеб насущный", - любил говорить он. Арман взял это высказывание за основу своего бизнеса, просто решив не духи свети до уровня косметики, а наоборот, косметику довести до совершенства духов. И тут опять великий гроссмейстер делает свой безошибочный ход - он приглашает выдающихся ученых помочь ему в новом деле и, как замечательный плод этого сотрудничества - на свет рождается знаменитый ночной питательный крем "Nutrix", имевший еще и лечебные, и заживляющие свойства. В 50-е годы министр обороны Великобритании даже предложил его применить в лечении радиоактивных ожогов! Этот крем и по сей день не утратил позиции, причем состав его все тот же прежний.

Через год последовал очередной, 3-й триумф - помада Rose de France - любимый цветок Армана и любимая страна слились в названии этого шедевра косметического искусства. Мягкая, нежная, благоухающая и блестящая - она больше 30-ти лет была покорительницей дамских сердец, меняя цвет а зависимости от моды. "Губы женщины должны сиять, как губы ребенка, и приглашать, звать к поцелую!" Арман знал и любил женщин, и это тоже, вероятно, было одной из составляющих его успеха.

Духи, косметика и макияж - вот три краеугольных камня Дома Lancôme.

(Фото - Журнал ART PRESTIGE, №1, 1997)

Роза, лотос и херувим - три символа Дома, где роза - символ знаменитых духов, лотос - косметики, херувим - макияжа, а фасады многочисленных бутиков величественно украшала лепная голова Венеры, богини красоты. Но роза, будучи любимицей Армана, впоследствии затмила все остальные символы и осталась фирменным знаком Lancôme во всем мире.

В течение 4-х довоенных лет фирма вдохновенно создавала все новые и новые запахи, представленные не только духами, но и всевозможными одеколонами, лосьонами, туалетной водой. Причем, помимо роскошных оригинальных и "специальных" подарочных эксклюзивных вариантов, та же продукция выпускалась и для массового покупателя по ценам доступным каждому - просто была некоторая разница в упаковке и оформлении. Косметика и макияж тоже не отставали - например, пудра выпускалась 18 (!) различных оттенков... Венера в витринах магазинов гостеприимно приглашала зайти и приобрести все, что нужно для того, чтобы стать такой же красивой, как она.

Продолжение следует...

Больше интересных статей здесь: Мода.

Источник статьи: Lancôme: распускается прекрасная роза. .


Закрыть ☒