Глава 22

19 августа. Пятница

Ночью бодрствовал. Рано вернулся от Алены, и Бессонница стала моей подругой. Пытался с ней задружить, потом пытался прогнать, потом бил ее подушкой. И опять все сначала: пытался задружить - пытался прогнать - бил ее подушкой.

«В обчем», она ни в какую! Вот привязалась... Уменьшил температуру на кондиционере до семнадцати градусов – думал, замерзнет - смоется. Нет же!

Читал Лимонова, «Палач» - сплошное бл@дство. После Алены на заходит. Отложил.

Кстати, Алена дома – просто самка кашалота – поплавали с ней в джакузи, в пене, чуть не утонули – выплыли на берег, и все, давай, вали, дельфинчик, видимо, у нее сказывается многолетний опыт встреч с перспективными клиентами. Быстро прогнала, - ей нужно утром быть свежей.

Бессон-н-н-н-н-н-ница! Что мне еще с тобой делать, а?

Считал заработан-н-н-н-н-ные проценты, - быстро сбился со счета. Настроение упало, ибо всякий раз после этих расчетов – мысль одна: на@бали.

Выходил на балкон – кругом тоска спящего города, но настойчиво делал взмахи руками, – дышать стало легче, но засыпать труднее.

Бессонница, моя мучительница. Я ей признался даже, что не буду на ночь жрать, не буду переживать, когда уйду с работы, не буду обижаться на тех, кто меня сливает, не буду лихорадочно рефинансировать свою задолженность перед заемщиком. Не помогло. Когда-то я смеялся над своим приятелем Ашотом, что тот долги отдает машинами – видимо, настало время для меня.

Бессонница, - пошел, ополоснул ноги в холодной воде, – стало «много солнца в холодной воде», но вода осталась холодной, а я «бессонным». Последний шанс вырубиться ну хоть на пару часов пытался использовать с помощью Приложения Meditopia , - включал поочередно звуки природы: лес, море - так себе, но с пещерой - ничего не понял, видимо, сталактиты отдавались в ушах.

Просто лежал и думал о добром и хорошем. Когда надоело – пошел, нажрался колбасы, и уснул.

Но через час надо было вставать. Утро встретил с красными воспаленными глазами обезьяны. Чтобы прийти в себя – взялся применять триммер и набор его насадок. Борода в моих дрожащих руках волей-неволей приняла благородный вид.

На завтрак выгреб из холодильника моцареллу, джем и творог, из шкафа - кофе и круассан не первой свежести... И долго, и вдумчиво смотрел на четыре чайные ложки, что устроили экспозицию на блюдце. Получилось так: ложки держат блюдце, а блюдце держится за стол, а стол за пол, а пол…. Выдохнул, когда понял, что их надо всунуть в посудомоечную машину. Начал сходить с ума – во время они меня увольняют.

С опухшей головой взялся за план вывода клиентов - нужно хоть кого-то увезти с собой. Иначе жить буду впроголодь или в проголодь (с отдельной «в» как видите), не знаю.

Звонок от несгибаемого Александра.

«У нас была проверка…

Они(?) раньше, суки, молчали. А их проверяют уже давно. А теперь сказали, что нам ничего не заплатят. Ухожу, ну их…

У них какая-то выемка, бл@. Все бегают с бумажками. Насчитали им почти 3 ляма гривен НДСа…

Угрожают, что снимут их с налогового кредита. Штрафы, пеня. Начальство говорит, что нас будет штрафовать…

Хр@н им, а не Шарапов!

-Слушай, а зачем ты мне все это говоришь?

-…К вам там никак ?

-Что?

-Пристроиться. У меня клиентов дох@я, сам знаешь. Вместо нашего товара буду предлагать ваш креатив. Думаю, зайдет, они сами просили приоветовать кого-нибудь.

И тут Александр, «Мио, мой Мио», сам не зная, не ведая, подкинул мне идею.

Александр станет моим главным козырем ухода, моим условием ухода. Смысл прост. Я ему передам клиентов как другу, и он начнет их вести в В4.

Если они Шурика не берут - не всех клиентов получат, и могут стать претендентами на вылет вслед за мной. Вот так, выбирайте, друзья. Это же проще пареной репы, как я раньше -то не догадался.

Уже через доли секунды я сказал своему новоявленному другу – Окей, ты принят хотя в моей животрепещущей компании об этом ни сном-ни духом. Но разве тот симпатичный мокрый секс что был у меня в ванной Алены с самой Аленой мне не поможет?

И у меня зачесались руки. Мне хотелось немедленно действовать и всем звонить. Но!

Алене нельзя, скажет, сексом занимался чтобы протолкнуть Александра.

Копытко нельзя - начнет искать подводные камни.

Через Юльку нельзя – заподозрят (и в этот момент мне так ее захотелось, что я в качестве передаточного звена быстро выбрал Константина).

Передам через Константина, – решил я, исполнительный, никого к себе не приближает, да и тайну того как у нас окажется Александр, будет держать за зубами.

Юля уже ехала, причем прямо с работы, причем в метро, ну все же пятница – проклятые московские пробки, и мои глобальные мысли были направлены в сторону выбора цвета 17 роз, хотя ей больше, и у нее не день рождения – ну какая разница, если девушка с одной эсэмески рвет к тебе с работы.

Фото Эмили Мачан

Прогулялись по Патриаршим, вспомнили Булгакова, поискали лавку Воланда.

-Если бы здесь никого не было, я бы запрыгнула на тебя! – и это вдруг сказала робкая как стебелек Юлька.

Взял за талию. Как же она эластична и как же она пахнет! Не вытерпел. Развернул к себе и начал прямо посреди тротуара страстно целовать в губы. Не вырывается, - смотрит так, будто мы прощаемся. Испытание не для слабонервных. Взяли такси. Моя приветливая, холостяцкая квартира. Она будто знала обо всем и была в платье. Еще до входа в душ я попробовал её вкус и запах. Она разрешила мне сделать маленькую инверсию.

Она уже порывисто дышала, когда налет романтики смыли звонки. Если я отключил свой телефон, то Юлька этого не сделала. Она даже готова была совместить занятия сексом с душещипательной беселой с клиентом, которому как и в моем случае с Анфисой не понравился наш дизайн. Юлька была виртуозна. А все этот ее похотливый, хитрый розовый язычок. Какой он дерзкий и нежный одновременно. Да еще ее глаза. Бесстыдство в дружбе с невинностью. Я заставил ее стонать, выть, скулить и кричать. Громче и громче. Пох@й клиенты.

-Возьми меня…

-Да! Да!

-Так, сильнее!!!

-Еще! Еще!

Наш первый интим обошелся без этих фраз. А тут и целого мира мало…

Прям не секс, а полёт в космос на дельтаплане. Спина поцарапана об астероиды. Ты царапаешь мне спину, и я понимаю, на ней уже не осталось кожи. Ты орёшь! И я точно знаю о чем буду сожалеть больше сего после ухода с работы.

Чем я занимался там до этого? Но стоп! У нас катарсис. Мы одеваемся в нирвану. И когда придет первая, мало-мальски неглупая мысль, она будет такой. Как несчастны все остальные люди тем, что они не с нами, что у них сейчас не было такого секса с Юлькой.

Юлька - ты чудо! Через неделю я буду знать, какого цвета ты предпочитаешь розы, а какого – нижнее белье, хотя догадываюсь, то и другое ты предпочитаешь в черном цвете. Через неделю я узнаю, как родители тебя называли в детстве. Через две недели я узнаю, как ты любишь мастурбировать. Через три недели ты познакомишь меня с мамой, чьи пирожки я бессовестно уплетал в предыдущий период нашего знакомства – кстати, ты уже знала, зачем меня кормила? Через четыре недели я узнаю твои любимые книги, фильмы и музыку. Хотя уже сегодня не могу понять как ты читаешь Мураками под этнические вопли музыкантов из Центральной Америки. Правда, я не понимаю и другое. Как простой душный день, 19 августа, - одна из бесконечных пятниц, когда не знаешь чем себя занять в субботу, - когдла как последний мудак пропустил день рождения мамы: когда должен был ее помянуть, когда день, в который я буду - невыспанным и задолбанным ситуацией на работе, - день окажется таким... , что я не подберу слов?

© Андрей Толкачев

#книги

#литература

Подписывайтесь в раздел "Дневник подозрений"

Читайте Роман "Антименеджер":

Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18 Глава 19 Глава 20 Глава 21

Больше интересных статей здесь: Психология.

Источник статьи: Глава 22.


Закрыть ☒