«Ты можешь убрать мой номер из его телефона?» Такие «друзья» нам не нужны

За двадцать минут до урока началась бомбардировка сообщениями. Что на этот раз? Можно раньше? Можно позже? Не приду?

«Ирина, я могу немного опоздать», - предупреждает вежливая Лиза.

Окей, окей. Не страшно.

В итоге пришла на пять минут раньше.

- Ну вот. И не опоздала, - прокомментировала я. – Зря волновалась.

- Ну я просто сегодня поздно встала… А можно воды?

Думается мне, что человек, который уже скоро два месяца как на каникулах, может всё-таки проснуться к уроку, который начинается в 15:30.

Не успела принести ей воды, кто-то позвонил в дверь.

Да что ж это такое! Кого ещё нелёгкая принесла? Знаю же, что эти нежданные звонки ничего хорошего не сулят. Развернулась на 180 градусов и пошла к двери с твёрдым намерением рявкнуть твёрдое решительное «нет!» на предложение установить лучший магистральный фильтр для очистки воды.

- Кто? – я посмотрела в глазок.

На площадке весь размытый немудрёной физикой глазка стоял как ангел какой-то мужчина весь в белом. Стоял немного потерянный, с пустыми руками. Мой вопрос будто привёл его в чувства, и он выходя из спячки начал:

- Э… э… это квартира Ветровских?

Ну что я могла сделать? К сожалению, крыть мне было нечем. Что мне, сказать ему: «Нет, Ивановых»? Я неохотно откатила с кончика языка своё злобное «нет» и выкатила острожное: «Да, а что?»

- А Галина Алексеевна дома?

Галина Алексеевна – это моя мама.

- Она на работе.

- Где она?! – выразил крайнее удивление человек в белом.

Как будто бы я ему сказала, что мама на заседании масонской ложи или на концерте Марув.

Да-да-да. Конечно. Все же вечно удивляются тому, что мы работаем, как будто бы мы всюду записаны как самые отъявленные тунеядки.

- Понедельник. Рабочее время, - популярно объяснила я. – А кто её спрашивает?

- Запишите мой телефон.

- Секунду! Возьму, чем писать! – я сбегала за ручкой и блокнотом. – Диктуйте!

- Восемь. Девятьсот три…

- Дальше!

- Это Васильев. Мы вместе учились.

Васильев?! Тот самый дядя Серёжа Васильев, с которым мы когда-то катались на машине? Который когда-то подарил мне маленького плюшевого волка и колокольчик? Когда они учились на юрфаке, он переписывал у мамы все контрольные, все курсовые. У мамы ещё потом было три, а у него пять.

Потом он ещё был у нас в Ромашкинской администрации замом мэра по культуре. Увидел меня на одном концерте и сказал, что теперь в Ромашкино я буду всюду, потому что «талантам надо помогать, бездарности пробьются сами», что буду теперь как самая блатная сыроежка.

Щас! Мне ещё по блату картошку в палатке за мои деньги не продали чистую и не гнилую. Расслабишься – каждую не пощупаешь, обязательно гниль подложат. Нашли блатную! Аккурат после этих слов ромашкинского мэра переизбрали, Васильева отправили восвояси. И оборвалась ниточка. Лет двенадцать мы о нём ничего не слышали. Мама пыталась позвонить – не дозвонилась. Раз не дозвонилась, два, три… - ну и поняла, что без толку.

На секунду мне захотелось широко распахнуть дверь и закричать:

- Сергей Семёнович! Вы? Заходите!

Но столько лет прошло! Столько воды утекло! Помнит ли он меня вообще? Да и к тому же у меня урок, стоит ли устраивать мексиканский сериал перед ученицей? За минуту не поговоришь.

- Я записала. Я ей передам.

Он попросил меня ещё раз перепроверить, правильно ли я записала, а то вдруг. И ушёл.

Я начала урок мучимая совестью, что не открыла ему. Что случилось, зачем он приходил? Может быть, что-то важное? Может, ему плохо, одиноко?

Интересное:  Парень взял номер и не звонит? Отставить панику! Редакция ХОЧУ знает, что тебе делать и как нельзя себя вести.  .

А вдруг там счёт идёт на минуты, а я затяну время – и всё, погибнет человек! В петлю полезет!

Я представляла, как он в своём белом облачении вышел из нашего подъезда в чужой, грязный, враждебный мир. Несколько раз за урок мне хотелось позвонить маме, рассказать, что приходил Васильев, продиктовать номер. Пусть позвонит прямо сейчас, с работы.

А сама по инерции диктовала Лизе букву за буквой, исправляла её в каждом слове. Да нет. Где мама ему будет звонить? Там полно работы, полно людей. Вечером скажу.

- Чего это он про меня вспомнил? – загадочно улыбалась мама вечером. – Как он выглядит? Не толстый?

- Нет, мне кажется, наоборот похудел.

- Подожди, ты говоришь он был в белом костюме?

- Ну в летнем, мам. Не во фраке же, не в смокинге. В каких-то светлых брюках и в рубашке с коротким рукавом.

- Ну ладно… Завтра позвоню. Сейчас у меня, наверное, там денег нет.

- Мама у тебя есть деньги! Сто шесть рублей, сорок копеек.

- Этого хватит?

- Вполне! Сколько же ты с ним собираешься разговаривать! Мам, как ты думаешь, зачем он приходил? Не просто так? Ему что-то нужно?

- Да ну!

- Ну, может, ему твоя юридическая помощь нужна!

- Так он сам юрист.

- Ну может у него что-нибудь случилось плохое?

- И чем я ему тут могу помочь?

Наконец, я набрала номер, сунула маме трубку, мама торжественно откашлялась.

- Сергей Семёнович? Здравствуйте! Сколько лет-сколько зим! Что это вы про меня решили вспомнить?

- Галина Алексеевна! Здравствуйте-здравствуйте! Мне нужна ваша помощь. Здесь такое дело – я баллотируюсь в депутаты Старо-Ромашкино. Есть предложение для тебя, твоей мамы с дочкой, - нужны люди собирать подписи. Ещё и денег получите.

- Подожди, Серёж, какой мамы? Моей? Моей мамы давно уже нет... Что ж она, до ста лет тебе всё подписи собирала бы?

- Ты во сколько приходишь с работы?

- Поздно. Прихожу без задних ног. Ты мне предлагаешь после работы ещё идти подписи собирать?

- А в субботу ты где? Что делаешь?

- Я пока понятия не имею. Ничего не могу тебе сказать про субботу. Сегодня только понедельник. Да и просто это не моё. Вот не люблю я этого.

Распрощались очень быстро – я моргнуть не успела.

Что это за люди, которые видят в других только рабочие руки, рабочие ноги, пальцы, которые могут нажать на лайк! Они могут упасть на твою голову хоть через пятнадцать лет, хоть через тридцать. Им неважно, что вы всё это время не виделись, не слышались. Мамы нет? Жаль, придётся вычеркнуть её. Ну хоть дочка пока что есть, дочка будет собирать подписи.

- Удали его у меня! Нечего засорять память! – мама протянула мне свой телефон.

- Всё! Удалила.

- А меня у него удалить можешь?

- Нет, этого не могу. Я же не хакер. Но думаю, что он больше звонить не будет. В ближайшие …дцать лет.

Ещё у меня есть: "Ты - то, что ты смотришь". Роме не надо учиться, он просто будет миллиардером"

Интересное еще здесь: Психология.

«Ты можешь убрать мой номер из его телефона?» Такие «друзья» нам не нужны.


Закрыть ☒