Мои 33 несчастья

Продолжаю писать о том, что происходит в нашей семье.

Как все внезапно и невовремя... Как это распустившийся невовремя цветок...

Здравствуйте, друзья мои! С вами Анфиса.

Иногда читаю комментарии под моими статьями и писать что-то дальше пропадает всякое желание.

Люди бывают настолько злы и жестоки, что, думаешь, иногда кто-то сюда специально ходит, чтобы попинать упавшего после рабочего дня. Спорт у некоторых такой.

Вроде, научилась уже не реагировать на злые комментарии, но некоторые очень ранят.

В прошлом году я была подписана в раздел одной женщины,которую оставил муж и она одна пыталась наладить свою жизнь, оставшись в недостроенном доме в деревне с двумя детьми, один из которых имел серьёзные проблемы со здоровьем. Сайт назывался "33 несчастья". Не знаю, действует ли он. Когда я анализирую свою жизнь, то думаю, что у меня тоже вся жизнь - 33 несчастья.

Нисколько не удивлюсь, если среди читателей моей сегодняшней статьи найдутся такие, кто скажет, что то, о чем я пишу в своих статьях – мною выдумано. Так не бывает. Не может быть, чтобы на голову одного человека валилось столько несчастий и проблем разом. А кто-то вообще скажет, что так мне и надо.

Но, что есть, то есть.

Каждый раз я убеждаюсь в справедливости поговорки, что человек предполагает, а Господь располагает.

Не успела я перевести дух после в целом приятных событий последних недель, как всё изменилось буквально в один день.

Старшей дочери позвонили с работы и поставили перед выбором. Или она работает на полную ставку, или на ее место берут другого человека.

Компания такого уровня, в какой работает моя дочь, не может себе позволить, чтобы место одного из ведущих сотрудников пустовало. Дочь попробовала возразить, что её дочке нет еще и месяца и ей очень трудно с грудничком, начальница сказала, что она сама должна решить, что ей делать. Мы подумали-подумали и на семейном совете решили, что для дочери самой важно работать. Потому что, может так оказаться, что через три года декрета она уже будет не нужна не только в качестве ведущего сотрудника, а вообще любого, так как полностью потеряет квалификацию.

И я предложила дочери, что буду приезжать к ней на две недели, заниматься внучкой, домом, элементарно кормить их, потому что дочь ничего не успевает, а дочь в это время будет гнать свой план.

Такая вот у меня вдруг образовалась работа вахтовым методом.

Я в эти дни быстро-быстро-быстро доделывала все свои домашне-дачно-огородно-лесные дела и на пятницу у меня уже взят билет в Москву.

А младшая дочка, которая очень тяжело привыкает к Петербургу и новому изменившемуся ритму жизни, должна была тоже приехать на два дня в Москву к сестре. Так как очень соскучилась по сестре и очень хотела посмотреть новорожденную племянницу.

И ей тоже купили билет на пятницу. Она должна была после занятий в университете сесть на Московском вокзале на поезд и рано утром приехать на Ленинградский вокзал в Москве.

А я должна была привезти дочери зимнюю одежду и другие вещи и передать ей. Так же в планах было купить ей зимнюю и осеннюю обувь, потому что в Питере, ничего не зная, она не может купить себе сапоги и очень сильно мёрзнет.

Но, как говорится, хочешь вызвать смех Господа – скажи ему о своих планах.

Вчера днем позвонила младшая дочь и пожаловалась, что у нее очень сильно болит желудок. Боль такая сильная, что не помогают никакие таблетки и ее уже несколько раз вырвало.

Я списала это ее недомогание на то, что она, оставшись одна, без мамы, жестко начала нарушать режим питания. Она не успевает готовить, поэтому ест, что придется. И все мои увещевания, что утром нужна обязательно каша, а днем суп, все разбивались о стену непонимания и отрицания.

Когда мы только приехали в Питер, у нее уже болел желудок. Но молоко и пара волшебных таблеток устранили неприятные ощущения. Дочка и раньше страдала от болей в желудке, если приходилось менять обстановку, воду и еду. Вот и тогда я не придала серьезного значения этому недомоганию.

А вчера, когда она позвонила и пожаловалась на боль в желудке, я спросила, что она ела и сделала вывод, что она, возможно, отравилась. Отправила ее в аптеку за таблетками. Но ничего не помогало, ее организм благополучно не принимал никакие таблетки, а так же еду и любые жидкости. К вечеру рвота стала невыносимой. Ее рвало каждые десять минут. И тогда она сказала, что она вызывает скорую, терпеть просто нет сил.

И всё. Пропала.

Представьте, что мы здесь передумали. В голову лезли ужасные мысли, одна страшнее другой. И всё это было приправлено крепким чувством вины, что она там одна, в далеком чужом городе и помочь ей некому. И, если с ней что-то случится, нам с этой виной жить всю жизнь.

Она не отвечала на звонки, на сообщения. Потом я уже догадалась и написала ее молодому человеку, и он мне сказал, что ее увезли в больницу, а вот в какую, он не знает. И только около десяти вечера дочка вышла на связь и написала, что ей очень плохо. Она в больнице, в какой – не знает, боль в желудке невыносимая. Сделали несколько обследований, но основные обследования оставили на утро. Что приходили хирурги, давили на живот и недоуменно пожимали плечами.

Потом ей поставили капельницу, думали, что снимут боль. А без двадцати час ночи она позвонила мне и сказала, что сейчас ее повезут срочно на операцию. Потому что подозрение на гнойный аппендицит. Будут делать лапроскопическую операцию под общим наркозом.

Через расстояние в тысячу километров я слышала, как дрожит ее голос. Как ей страшно и как ей нужна сейчас чья-то поддержка. Договорились, что как только она придет в себя, она позвонит.

Конечно, у меня сон слетел – какой уж тут сон.

За окнами барабанил дождь по подоконнику, завывал ветер и мне всё время чудилось, что где-то разговаривают, спорят какие-то мужчины. Всё было, как в бреду - завывание ветра, барабанящий стук капель по подоконнику и эти голоса. Я сжимала в руках икону Николая Чудотворца и молила:
«О всесвятый Николае, угодниче презрядный Гсподень, теплый наш заступниче и в скорбех скорый помощниче, помози ми, бедному и унылому в окаянном моем житие…».
Шептала, шепала, шептала. И вдруг, бах, часа в три ночи словно всё закончилось. Наступила тишина и струна, звеневшая у меня внутри, ослабла и я успокоилась.

Я уснула, проснулась в семь часов от звука будильника, а полвосьмого дочь написала в вотсаппе, что ей всю ночь делали операцию. Не смогли сделать лапроскопическую, делали полостную. И всё закончилось и ее привезли в палату около четырех часов утра… И, действительно, у нее оказался гнойный аппендицит, и, слава тебе, Господи, что она приехала вовремя и не успел начаться перитонит….

Что мы пережили за эту ночь – даже не рассказать словами.

Понятно, что в Москву она не попадает. Мой муж, ее отец, очень сильно переживает за дочку, места себе не находит. И, предварительно решили так, что, скорее всего, я уеду в конце недели в Москву, а он поедет к младшей в Питер.

Вечером ее уже перевели в общую палату. Пока нельзя ничего есть. Она сильно страдает от голода. Я переживаю, что даже не могу придти к ней, проведать и принести передачку. Договорилась с ее мальчиком, что он принесет ей всё необходимое.

Сейчас мы уже все поуспокоились, отпустили ситуацию. Решили, что хорошо, что всё случилось именно так, а не хуже.

Очень переживем, что она пропустит лекции в университете. Студентов накручивают тем, что нельзя пропускать занятия, они очень сложные и много ребят отчисляют после первого семестра, как несправившися. Дочь взяла с собой в больницу ноутбук, тетради. Придет немного в себя и будет заниматься.

Хочу спросить у моих подписчиков и читателей-питерцев – скажите, где в вашем городе можно купить хорошую и не очень дорогую обувь? Посоветуйте магазины или торговые центры. Потому что, похоже, с Москвой у дочки пролет, а в ботинках ходить уже холодно.

Вот такие у нас дела…

Если вам интересно то, о чем я пишу – ставьте лайки, подписывайтесь на канал, пишите комментарии.

Спасибо, что читаете. Анфиса.

#семейные отношения

#дети

#семья и дети

#отношения детей и родителей

Больше интересных статей здесь: Психология.

Источник статьи: Мои 33 несчастья.

Закрыть ☒