Поладила бы с девочкой, если бы не ее бабушка

Мне 32 года, есть сын от первого брака, 7 лет мальчику. И есть дочь. 10 лет. Но эта дочь моего мужа. И да, я знала, на что шла. Собственно, мы в равном положении. За исключением одного.

-Почему у Киры в шкафу вместе с чистыми лежат грязные носочки? Ты же должна следить за ней, чтобы такого не было!

Это мне выговаривает мама мужа. Носочки грязные, мятое платье, двойка в школе. Повод Наталья Геннадьевна найдет любой.

-Кире 10 лет, - устало огрызаюсь я, - и в этом возрасте пора учиться самой за собой следить и знать, где должны лежать грязные носки. А платье мятое - ну так вешать его надо на плечики а не комкать на кресле и сверху садиться. Я говорила об этом девочке сотню раз.

Поладила бы с девочкой, если бы не ее бабушка

-Ты - мать, - снова рвется в бой Наталья Геннадьевна, - за своим следишь, а девочка что же? В поле отсевок?

Я замужем 2 года. И только год, как живет с нами Кира. И девочка не сирота, просто год назад у ее родной мамы родился младенец и Кира поселилась у нас на постоянной основе. И это стало поводом для вечных наездов на меня Натальи Геннадьевны.

Самое интересное, что отношения с девочкой у нас не были бы напряженными, если бы не вездесущая бабушка. И если бы мой муж приложил хоть капельку усилий. Нет, удобнее скинуть все заботы на меня и не замечать того, что его девочка и его мама буквально разрушают семью.

-Кира, - говорю, - делай математику на черновик, я приготовлю ужин и приду проверю.

-Сейчас, - откликается Кира.

Но уроки так и не сделаны до позднего вечера.

-Стас, - обращаюсь к мужу, - она меня игнорирует, математика не сделана, снова будет двойка.

-Котенок, - устало откликается муж, - ну спать же пора.

Ну да, меня же слушать не обязательно. Зато свекровь с ехидцей потом выговаривает за двойку не мне, не родной маме девочки, не отцу, а мне. А попробуй повысь голос, сразу: ты ей не мать, нечего орать на чужого ребенка.

-Ну так пусть идет жить к матери, - советует мне сестра, - что за чушь? А если уж Наталья Геннадьевна так переживает за девочку, то пусть она к себе ее и заберет.

Добавлю только, что живем мы все на территории мужа. И есть у меня квартира, точно такая же двушка, но год назад мы переехали к мужу потому что Кире отсюда до школы близко. Мою квартиру закрыли, интересы моего сына, которого в садик теперь приходится на маршрутке возить - по боку.

-Кирочке оттуда далеко добираться, - говорила Наталья Геннадьевна, - она же сама из школы будет приходить, а сына в садик все равно ты водишь. Никому девочка не нужна, кроме меня (тут привычно свекровь утирает сухие глаза). Ты должна найти подход к девочке, раз вышла замуж за ее отца.

-Но у нее есть мама, - возмутилась я перед Стасом, - младенец уже подрос. Если я такая никудышная мачеха для внучки Натальи Геннадьевны, то пусть Кира живет с родной мамой. И я нашла бы подход к Кире, если бы не вмешивалась твоя мама!

-Ленка не против, - сказал муж, - но мама же ее со свету сживет, начнет ходить с инспекциями, ныть, нотации читать. А у Ленки муж и ребенок, она с моей мамой никогда не ладила. И квартира та - мужа. Ты уж потерпи, хотя бы еще пару лет.

Нормально? Бывшую жену жалко, а меня нет? Лена со Стасом и развелись, как я подозреваю именно из-за Натальи Геннадьевны. 5 лет первая жена моего мужа выдержала и ушла, сначала к маме, теперь у мужа второго живет. Я готова была жить с дочерью мужа, я не готова жить с его мамой.

Последней каплей стал недавний случай, я сделала Кире замечание о том, что она раскидала школьные принадлежности по всей квартире.

-Да кто ты тут такая? - заявила мне девочка,- Почему я должна тебя слушаться, Максимом командуй.

Максим - это мой сын. И тут я не выдержала и накричала на девочку, что так нельзя, что можно меня не любить, но уважать надо, что она живет в семье, а значит надо соблюдать правила и не свинячить. При моих последних словах в комнату вошла наша вездесущая Наталья Геннадьевна.

-Ты кричишь на мою внучку? - возмутилась она, - Да кто ты тут такая? Есть никто и звать никак.

Вещи свои и сына я собрала быстро. Когда пришел с работы Стас, я просто вызвала такси и сказала:

-Мы уезжаем жить к себе. Ты волен поехать с нами. И Кира тоже. Но одно условие: никогда Наталья Геннадьевна не переступит порог моего дома. А здесь, где я никто и звать меня никак, я не останусь больше ни минуты.

Больше недели мы жили с Максом одни. А потом на пороге возник Стас. Один. Кира вернулась жить к своей маме. Квартиру Стаса мы сдали. А Наталья Геннадьевна объявлена нежелательной персоной и в доме бывшей невестки. Кира бывает у бабушки, Стас тоже ездит встречаться с девочкой к своей маме.

Не получилось у меня стать девочке ни мамой, ни мачехой. Но вина в этом не моя. Или я не права?

Обсудить ситуацию можно в комментариях и в группе. А еще можно пригласить к обсуждению ваших друзей, поделившись публикацией в социальных сетях.

Закрыть ☒