Закрыть ☒

" Наваждение"

Они были женаты пятнадцатый год . И он , и она чувствовала, как отдаляются друг от друга. Ни один из них не помнил, когда они занимались любовью, разговаривали друг с другом, интересовались делами супруга. Каждый занимался собой, своими делами и проблемами.

Дочь, которой шёл шестнадцатый год, жила у бабушки и домой наведывалась не часто. Брак заканчивался, хотя каждый из них был уверен, что у другого на стороне нет никого. Так , видимо, и было на самом деле, но и интереса друг к другу не было тоже.



Он редко заходил в их маленькую спаленку в трёхкомнатной квартиры в хрущёвке. Ночевал перед телевизором в проходной комнате. Она в спальню его тоже не приглашала, после душа быстренько юркала в спальню , к компьютеру.В их охлаждении друг к другу никто не был виноват, просто отношения закончились, изжили себя, не осталось ни чувств, ни любви, ни вражды, ни ненависти, так одно сплошное равнодушие..

Утром они вставали каждый в своё время и разбегались по делам , работам, вечером тоже старались не пересекаться в местах общего пользования, по молчаливому договору у каждого было своё время. Разбегаться, разводиться, разменивать квартиру ни один из них не спешил, надеясь или не надеясь восстановить супружеские отношения.

Оба по-прежнему носили , не снимая обручальные кольца , и для окружающих оставались быть парой. Видимо, только одна свекровь, постоянно настроенная на » волну» своей семьи понимала, что все не просто в этом » королевстве», но молчала, радуясь тому, что внучка живет с ней.Так продолжалось изо дня в день, из месяца в месяц несколько лет.

Однажды в банк, где она работала ,пришёл новый сотрудник, секьюрити. Это был интересный мужчина, с небольшим шрамом около правого уха, что только придавало ему еще большую привлекательность, и пронзительными шоколадными глазами. Она не сразу даже и заметила его, но по утрам , приходя на работу, чувствовала его взгляд. Сначала как то и не очень замечала этот взгляд, потом почувствовала какое-то легкое восхищение собой в его глазах. Это показалось очень приятным, но давно, очень давно забытым.Она не заметила, как чаще и больше , сидя по вечерам у своего ноута, стала вспоминать этот взгляд и этого человека. Время шло, но дальше утреннего приветствия их отношения не развивались.По утрам она стала с особой тщательностью одеваться, собираться на работу, даже купила для работы два новых наряда, а в выходные поглядывала на часы в нетерпеливом ожидании понедельника.Но отношения все так и оставались прежними, кроме утреннего » с добрым утром», им не было сказано ни одного слова. Теперь она уже угорала от желания приблизить его, обнять и прижаться к нему. Но кроме нескольких взглядов и течении дня, их отношения оставались прежними.

Приближались праздники , а с ними и обычный корпоратив, празднование в кругу коллег, такое небольшое коллегиальное расслабление.Она стала к этому событию готовиться заранее, купила дорогое бельё и очень дорогую косметику, платье заняла на этот вечер у подруги, сделала новую прическу стрижку и слегка изменила тон волос.

Муж , казалось, никаких изменений ни в её поведении, ни в её облике не замечал,во всяком случае, по этому поводу не высказывался.На празднике она всячески пыталась завладеть вниманием секьюрити, но он был ровен, никому не отдавал предпочтения, веселился, в меру выпивал, танцевал, но не с ней.



Когда все уже были в хорошем алкогольном «навеселе», объявили белый танец и она ухитрилась быть первой и пригласить на танец его. Выпитый алкоголь очень её раскрепостил и всё то, что она никогда не позволяла себе в публичном обращении с мужчинами, тем более в танце, сейчас, не задумываясь ни о чём, проделывала.Она висела на нём, она прижималась к нему всем телом, она целовала его в шею, даже не замечая, как он отстраняется от неё, почти отталкивает.. Не дождавшись окончания музыки, он оставил её по середине зала и ушёл к своему столику, она бросилась к нему, не помня себя, хватала его за рукава пиджака , что то бормоча даже непонятное самой себе.

Очнулась она , когда бал закончился, во всём помещении стояла тишина, она лежала на диване в приёмной шефа в абсолютно растерзанном виде, всё тело болело, голова кружилась и сильно болела, платье подруги было порвано и безобразно задранное, по лицу текли слёзы унижения, боли, стыда и полного одиночества.Часы показывали половину первого утра. Очень сомневаясь в правильности своего поступка, она позвонила мужу и попросила приехать за ней. К её удивлению муж сразу согласился и обещал через сорок минут ждать её у служебного входа в офис банка.

Кое-как приведя себя в порядок, умывшись и переодевшись из порванного платья подруги в служебный костюм, который висел в её рабочем шкафчике, она спустилась вниз и с удивлением увидела уже поджидавшую её машину мужа.Она, несмотря на своё совсем плохое самочувствие, так обрадовалась этой до боли знакомой , родной машине, которую много лет назад они выбирали вместе с мужем, знакомому и такому родному профилю мужа, который разглядела в тонированных окнах машины, что она заплакала от счастья, от раскаяния за сделанное, от неуверенности в том, что муж когда нибудь её простит…