Закрыть ☒

" Серебряные нити любви", часть восьмая

Свадьба, планировавшаяся очень скромной, в кругу только самых близких людей, оказалась очень большой, шумной и пышной. Молодых пришли поздравить и близкие, и друзья, и коллеги , и бывшие пациенты жениха и их родственники.



Из Москвы приехала её мать. Она остановилась в гостинице. Сразу же потребовав , чтобы дочь оплатила самый лучший гостиничный номер, брезгливо морща свой уже не молодой носик. Мать не могла скрыть восхищенного и завистливо злобного взгляда, когда увидела вторую жену отца, мачеху. Мачеха была одета не в платье от известного кутюрье, Гуччи,  Версаче и т.д., а в обычное очень украшающее её нарядное платье, светлые волосы мачехи были уложены в красивую прическу и она чем-то напоминала актрису, звезду, французских фильмов. Мать была поражена. Она представляла новую избранницу своего бывшего мужа страшной сибирской провинциалкой, а перед ней стояла красивая , успешная, ухоженная женщина, врач, мать троих детей.

Следующий удар мать получила от вида собственного мужа, хоть и бывшего, стройного, седеющего красивой сединой,высокого , очень импозантного мужчины, мундир которого украшали ордена и медали , а погоны были столь серьезными, что она не сразу смогла определить его звания, она не помнила , чтобы её муж, какой-то солдафон, был настолько интересным мужчиной.

Мать была сражена. Но увидев на второй день свадьбы , после основного ресторанного приема первого дня, дом бывшего мужа, огромный, деревянный, красивый, она больше не могла стерпеть подступающей к горлу желчи, злобы и зависти, она спросила, где же на улице есть место общего пользования, туалет, по вашему уборная ,по нужде, ведь в Сибири принято справлять нужду на улице. Не преминула она и удариться в воспоминания о грандиозности первой свадьбы дочери, рассказывать какая она была огромная и знатная. Её правда никто особенно не слушал. Мать не привыкла к такому невниманию , да еще со стороны каких-то провинциалов, от этого все больше негодовала и злилась.

В подарок молодым она привезла бабушкины серебряные ложки со словами, что они ей без надобности , их даже продать невозможно, чтобы как -то покрыть её расходы, её чудовищную бедность. Когда она собралась уезжать, сказав, что у нее даже нет денег на обратный билет, отец дал бывшей жене и матери своей старшей дочери в подарок хорошую сумму денег, оплатив и обратный билет в Москву.

После отъезда матери все вздохнули с облегчением. Предстоял переезд из родительского дома, дома отца, в квартиру жениха, верней уже мужа. Ей очень не хотелось расставаться с этим домом, с отцом, с младшими сестрами и братишкой, со своей такой уютной и привычной мастерской.

В квартире мужа, она все же очень быстро освоилась и навела свои собственные удобства и порядки, муж не возражал, исполнял все её желания, покупал в квартиру все , что она говорила. Она очень быстро поняла насколько не была готова к супружеству в первом браке и как необходимо сейчас в зрелом дамском возрасте получать и дарить наслаждения, быть женой, возлюбленной, женщиной.

Её талант живописца еще больше расцвел, как и она сама , еще больше похорошев и как то по-женски, войдя в полосу особой возрастной женственности, особой женской красоты. Никто бы теперь в ней не узнал того московского гадкого утёнка, какой она была в первом браке.

Через несколько месяцев после свадьбы она очень плохо себя почувствовала, заболела, какой-то доселе неизвестной ей болезнью, по утрам тошнило и рвало, голова болела и кружилась, вылезать из постели совсем не хотелось . На второй день болезни, узнав о таком её состоянии, примчалась мачеха, немедля поставив диагноз » беременность», и потащив её по всем необходимым в таких случаях врачам-коллегам. Врачи подтвердили , беременность.

Её счастью не было предела…Она,перешагнув тридцатилетний возрастной рубеж, как-то упустила из внимания, что в союзе мужчины и женщины могут быть дети, потомство, наследники, продолжение рода.. Для неё это стало особенным открытием, удивлением и огромным, неожиданно свалившимся на неё счастьем…