Закрыть ☒

" Браки свершаются на небесах"

Орел или решка. Когда ему предстоял какой выбор или он не знал, как ему поступить, или же просто нервничал, он подбрасывал эту монетку. Монетка была старой, медной, пяти копейкой, еще советской. Год её выпуска был годом его рождения, потому он с ней не расставался. Сегодня она все время почему-то выпадала орлом…После развода и громкого, злобного ухода жены, оставившей его в совсем пустой квартире, она бы и квартиру забрала, если бы бабушка в своем завещании не оговорила, что в квартиру может быть прописана только мать его детей. А жена ничьей матерью быть не собиралась, материнство, говорила она, сократит и уничтожит её красоту и молодость, а этого она допустить не могла , это ,по её мнению, было равносильно смерти .Жена работать не хотела, она занималась продажей бабушкиных вещей.Правда, самое ценное из этих вещей и подлинники картин, которые были в коллекции деда, он давно перевез к матери. У него была небольшая мастерская, в этом же доме, на чердаке, который он в свое время выкупил и сделал там современный и дорогой ремонт. Он любил свой чердачок, с которого открывалась изумительная панорама его родного города,на его любимую Москву.Замки на чердаке были сложные, иначе бы жена и сюда добралась. Он поставил их после одной очень удачной выставки, когда , вдруг, его имя стало известным и было продано несколько его картин по ценам, как ему показалось, запредельным. Жена ушла к человеку, как она сказала более перспективному, который сможет её достойно оценить, обеспечить и отвезти на отдых, а возможно и на постоянное жительство в Майями. Майями были её заветной мечтой, её навязчивой мыслью , пределом счастья , к которому нужно было стремиться. А он флегматичный, инфантильный, импотентный человек не мог составить счастье такой необыкновенной женщины, которой была его жена в её собственных глазах.Пригласив из фирмы помощницу по хозяйству , чтобы привести квартиру в порядок после громкого отъезда жены, собрав оставшиеся вещи, которые могли ему понадобиться на его чердаке, заперев квартиру, он полностью перебрался в свое гнездо под самыми «небесами».Сожаления не было, было чувство облегчения, как будто он избавился от чего-то очень ненужного и очень тяжелого, и от этого чувства было почему-то немножко стыдно…за себя, за нее, за этот, как оказалось никому не нужный, неудачный брак, который не принес ни радости, ни счастья, ни детей.. так потерянные годы…Первую ночь за долгое время, он спал крепко, без кошмаров и сновидений.Утром проснулся от назойливого звонка в дверь, совсем забыв про вызванную уборщицу. Девчушка была молоденькой, проворной, очень умелой. Много не разговаривая, она со знанием дела, взялась за уборку. Через несколько часов квартира сияла, бабушкина хрустальная люстра, которую жена не смогла снять, сияла праздничными, как на Рождество, огнями. Окна и шторы казались обновленными и очень свежими, в квартире , казалось, прибавилось дневного света. На кухне был накрыт стол с пирожками и горячим очень вкусным кофе. Запах кофе был таким вкусным и сильным, что ощущался даже на его чердаке.Через несколько часов работа была закончена . Он подписывал счета о проделанной работе для фирмы, давал ей премиальные за хорошо сделанную работу, она сняла огромные , толстые резиновые перчатки , в которых работала , приводя его жилье в порядок ,и он увидел женские руки необыкновенной красоты и ухоженности. В нем сразу проснулся дух художника, он окинул взглядом своеобразной красоты точенное лицо с изящно выгнутыми бровями, умные, карие глаза без тени кокетства, стройную фигурку с миниатюрной ступней в продолжении длинных и красивых ног.Он сам не осознал, как спросил , не хочет ли она попозировать ему, он заплатит в три раза больше. Не ломаясь, без лишних слов и вопросов, она сразу согласилась. С большим вдохновением, которого у него не было уже довольно продолжительное время, он работал до поздней ночи , она смиренно сидела так, как он её посадил несколько часов тому назад. Он опомнился во втором часу ночи и предложил ей остаться здесь, у него, в мастерской. Он принес ей толстое одеяло , подушку и она легла на новомодном круглом топчане рядом с мольбертами, он же пошел в свою одинокую, холостяцкую опочивальню, тут же в мастерской, несколькими ступеньками выше. Спал он плохо . Не то чтобы у него были какие мужские чувства к ней, но запах, само присутствие незнакомой, чужой женщины волновали и не давали заснуть крепким сном. Утром он проснулся от запаха жареного бекона в яичнице и аромата свежесваренного кофе.Завтрак был еще теплым, но её уже не было, входная дверь была плотно закрыта. Он подумал , что не расплатился с ней, не взял её адреса, телефона и даже не спросил её имени. Его вчерашняя работа оставалась незаконченной… Две недели он не отходил от мольберта и рисовал её в разных позах и ракурсах, что позволяли , сделанные при неё наброски .Он позвонил в фирму , откуда приглашал помощниц по хозяйству и попросил, чтобы ему прислали ту же работницу, что и в прошлый раз, ему ответили, что она у них не работает, она студентка и иногда подменяет основных сотрудников. Он вымолил название вуза и факультета и помчался туда.Ждать пришлось долго , у студентов было несколько двойных пар занятий, но двери наконец то открылись и он увидел её в стайке таких же девушек.Она показалась ему еще красивей и не доступней, чем была в памяти… он стоял не решаясь подойти … она подошла первой и вложила свою мягкую, теплую ладошку в его твердую руку….Недавно, они отпраздновали серебряную свадьбу.